Как страна становится богатой

Самое важное по теме: "как страна становится богатой" с профессиональной точки зрения. Мы собрали, агрегировали и представили в доступном виде всю имеющуюся по теме информацию и предлагаем ее к прочтению.

Причины богатства стран мира. И как нам стать богатыми

Богатая страна – это не когда люди много получают. Если государство напечатает много денег и раздаст их людям – они от этого не станут богаче, ведь сразу произойдет инфляция. Деньги, не подтвержденные товарами – ничего не стоят.

Богатая страна – это, когда люди производят много разных товаров (кто-то мебель, кто-то одежду, кто-то технику) и, с помощью денег, этими товарами обмениваются. И у всех полно всякого добра – люди богатые.

Так как производительность работника высокая, он работает эффективными методами, по современным методикам, то он производит много продукции. Соответственно, за большой объем произведенной продукции — получает большую зарплату.

[3]

«Что в Англии 1 работник производит за час, то у нас один работник производит за день», или, перефразируя, «В Англии один работник производит за день столько продукции, сколько у нас производят за день 8 работников»

Чтобы оценить уровень богатства той или иной страны не обязательно смотреть, сколько люди получают. Лучше будет посмотреть, как живет среднестатистический гражданин, в каком доме, имеет ли машину, если да, то какую, питается дома или по ресторанам, имеет ли возможность ездить отдыхать за границу. А также, что из себя представляют школы и больницы в стране.

Главным показателем экономического развития страны является ВВП на душу населения. Важно также более-менее равномерное распределение ВВП между гражданами страны.

ВВП – стоимость товаров и услуг, произведенных в стране за год.

Гражданам страны нужно повышать этот показатель, каждому на своем уровне. Ответьте для себя на вопрос: «Какой ваш личный ВВП на душу населения?»

Не спрашивай, что для тебя сделала страна. Скажи, что ты сделал для страны!

Строительство эффективной экономики можно сравнить со строительством дома. Представьте, Вы с группой сотоварищей решили построить дом, но вы вкалываете-вкалываете, а все остальные только сачкуют – кто-то курит, кто-то разговаривает по телефону, кто-то вообще гуляет. Эффективным будет процесс постройки?

Конечно же, дело пойдет лучше, когда все будут быстро и старательно работать каждый на своем месте: бетонщик заливать бетон, арматурщик крутить арматуру, каменщик класть кирпич, штукатур штукатурить.

Вы можете сказать: «Какое мне дело до них? Я же свою работу делаю нормально, вот и зарабатывать буду нормально». Но, допустим, вы маляр, как вы будете красить стену, если штукатур ее еще не поштукатурил, потому что где-то отлынивал? Или, вообще, каменщик ее еще не выложил.)))

И в жизни так, как в этом примере. Как вы сможете нормально продавать свою продукцию, если платежеспособность населения низкая. Как вы сможете эффективно продавать что-то, если другие люди нормально не работают и не получают высокие зарплаты?

Почему парикмахер в Англии получает 3000 долларов, а парикмахер в России 500 долларов, за ту же самую работу? Потому что английский парикмахер не согласится работать за 500 долларов, он лучше пойдет работать на завод за 3000. А стричь же все равно кому-то надо! Поэтому владельцы парикмахерских и платят своим работникам такие зарплаты. Общее богатство страны приводит к тому, что устанавливаются высокие зарплаты во всех отраслях экономики.

В Европе цены на товары такие же, как и у нас, а цены на услуги выше, так как работникам нужно платить высокие зарплаты. Цены на товары, в которых много ручного труда, тоже выше, по той же причине.

В Америке люди одержимы предпринимательством, там даже работник заправки прокручивает в голове 2-3 бизнес-плана.

Коммунистическая система показала свою несостоятельность. Отсутствие конкуренции приводит к отсутствию прогресса.Нет конкуренции – нет стимула, получаем застой. Коммунистические лидеры еще мечтали весь мир захватить и установить общемировой коммунизм – это был бы мировой застой. Так хоть на западе что-то изобреталось, что-то новое вводили в производство, а советский союз покупал технологии (автомобили, магнитофоны) и уже это производил у себя. Коммунистическая страна может еще более-менее развиваться при наличии в мире капиталистических стран, чтобы покупать у них технологии, а иногда и целые заводы – и внедрять у себя.

На западе капитализм развивается сотни лет. У нас был коммунистический застой, потом, после распада Союза, то производство, которое было, вместо того, чтоб развивать, взяли и развалили. И начали все строить с нуля.

У многих наших людей еще совковое мышление. Они уверены, что государство должно их устроить на работу, и беспокоится о том, чтобы у них зарплата была высокая. Мало кто задумывается о том, чтобы создавать свое предприятие, предпочитая быть наемным работником.

В Европе 80% бизнеса это малый и средний бизнес, у нас такого только 15%. Так что возможности для роста высокие.

Государство должно провести хорошее бизнес-образование для населения. Школьникам – в школах, студентам – в институтах, людям постарше — через телевидение.

Сделать идеальные условия для ведения бизнеса. Чтобы в рейтинге легкости ведения бизнеса страна занимала одну из первых позиций в мире.

Простой и понятный налоговый кодекс.

Простые процедуры открытия бизнеса, уплаты налогов.

Дешевые кредиты. Если кто-то открыл маленький бизнес и увидел, что он приносит большую доходность, а также есть большие возможности для роста (например, в других городах такой бизнес не представлен, и можно будет легко охватить всю страну), то дешевые кредиты помогут такому бизнесу быстро разрастись. В Америке доходность в 10% в год считается хорошей. С нашими кредитами под 20% такой бизнес не смог бы развиваться.

Постоянно призывать людей заниматься предпринимательством. Идея предпринимательства должна завладеть умами как можно большего количества людей.

Если власть создаст идеальные условия для бизнеса, никто уже не сможет ее попрекнуть, что у него низкая зарплата. Власть ответит: «Сами виноваты».

Читайте так же:  Госпошлина по общению с ребенком

Власть должна создать такое себе государство-бизнескорпорацию, и заниматься обучением и стимулированием людей к действию.

Проблема сейчас больше в сознании людей, а не в плохих условиях для бизнеса. Нужно вышибать совковое мышление.

Нас спасет озабоченность предпринимательством! Знаменитостями в стране должны быть не поп-певцы, а лучшие предприниматели.

Нужно выбрасывать с головы религиозные стандарты, типа, что «бедные хорошие, а богатые плохие», и что «Легче верблюду пройти через игольное ушко, чем богатому попасть в рай».

Задание людей:

В каждой стране 5% населения – это экономически эффективное населения. Задание таких людей — создавать современные предприятия, и увеличивать эффективность работы этих предприятий.

Задание работников – быть высокими специалистами в своей области, повышать производительность труда, чтобы по уровню профессионализма не отставать от западных коллег.

Чтобы что-нибудь купить, нужно что-нибудь продать. Мы продаем товар за рубеж, а на вырученные доллары уже можем покупать импортный товар.

2 основных направления для стран, что развиваются:

Политика импортозамещения. Предприниматели должны смотреть, какие импортные товары пользуются у людей спросом, и какие из них мы можем сами производить. Если большинство товаров мы сами начнем производить, то доллар станет уже не так нужен, и его курс начнет падать.

Увеличение экспорта. Если увеличить объем товаров, которые мы поставляем за рубеж – увеличится приток долларовой массы в страну. Так, как доллара станет много – спрос на него уменьшится, и курс соответственно упадет. Если курс доллара упадет, то наши зарплаты в долларовом эквиваленте уже не будут казаться нам такими смешными, и цены на иностранные товары тоже понизятся.

Как богатые страны стали богатыми, и почему бедные страны остаются бедными. 5-е изд.

В настоящей книге известный норвежский экономист Эрик Райнерт показывает, что богатые страны стали богатыми благодаря сочетанию государственного вмешательства, протекционизма и стратегических инвестиций, а не благодаря свободной торговле. По утверждению автора, именно такая политика была залогом успешного экономического развития, начиная с Италии эпохи Возрождения и заканчивая сегодняшними странами Юго-Восточной Азии. Показывая, что современные экономисты игнорируют этот подход, настаивая и на важности свободной торговли, Райнерт объясняет это давним расколом в экономической науке между континентально-европейской традицией, ориентированной на комплексную государственную политику, с одной стороны, и англо-американской, ориентированной на свободную торговлю, — с другой.

Написанная доступным языком, книга представляет интерес не только для специалистов по экономической истории и теории, но и для широкого круга читателей.

LiveInternet

LiveInternet

Цитатник

Царство криволесья и мегатрав На субантарктических островах Тихого океана (новозеландские архипел.

Очень живенько: http://khazin.ru/khs/2232101 . http://khazin.livejournal.com/979378.html

Кто-то скажет «Ну и что? Просто одинокий прозревший». Нет, не прозревший. И не просто.

На планете 7,2 млрд людей, но Соединенные Штаты опасаются только одного человека — Владимира.

Выступление В.В. Путина на заседании юбилейной, 70-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН обсудили .

Метки

Рубрики

  • Россия (340)
  • города и страны (299)
  • человек, люди (186)
  • политика (138)
  • кино (75)
  • это интересно (73)
  • жизнь (71)
  • досуг (64)
  • «Хочу всё знать» (62)
  • природа (55)
  • армия (50)
  • история (49)
  • видео (49)
  • экономика (43)
  • юмор (42)
  • животные (34)
  • культура (33)
  • музыка (23)
  • картинки (20)
  • архитектура, интерьер (11)
  • живопись (7)

Приложения

  • Я — фотографПлагин для публикации фотографий в дневнике пользователя. Минимальные системные требования: Internet Explorer 6, Fire Fox 1.5, Opera 9.5, Safari 3.1.1 со включенным JavaScript. Возможно это будет рабо
  • ОткрыткиПерерожденный каталог открыток на все случаи жизни

Ссылки

Музыка

Поиск по дневнику

Подписка по e-mail

Статистика

Как Южная Корея стала богатой страной

Четверг, 19 Марта 2015 г. 08:26 + в цитатник

Это набережная города Сеул, Южная Корея, в 1961 году.

А это слева – генерал Пак Чон Хи, совершивший в этом году государственный переворот.

Исходные данные – абсолютно нищая страна, живущая на бесплатные подачки.
ВВП на душу населения в 1960–1961 – 78–80 долларов в год. Самый натуральный голод.

Вот сам рецепт:
1. Берём лидера, на котором пробы ставить негде – в прошлом и японский коллаборационист, и ярый коммунист, и лютый антикоммунист, сдавший родного брата, и затем диктатор без тормозов. Одних смертных приговоров полторы официальных и фиг знает сколько обещанных.
Нужен этакий мачо из военных и/или разведки.

2. Переводим экономику на военно–государственное регулирование. К черту импортозамещение 1950–х, господдержка только тем, кто работает на не–сырьевой экспорт (собственно все сырьё и промышленность осталась на севере).

Обещания преференций для внутреннего рынка производителей продовольствия, «спасём вымирающие деревни!». А по факту – негласное стимулирование оттока пейзан в города, цель – индустриализация.

3. Государственный капитализм доводим до абсолюта. По максимум везде рулят госкорпорации – от транспорта и энергетики до банковской сферы и даже сельского хозяйства.

4. Частный бизнес переводится строго на крупные семейные кланы – чеболи. Семь–восемь крупных (Самсунг, ЛГ, Дайвоо и т.д.) выпускают до сих пор 50–80 процентов ВВП, всего чего угодно, от кораблей до салфеток. Вместе с тем чеболи отгоняются от политических и гос.органов вплоть до принудительного акционирования под пистолетом заглянувших в политику или госуправление.

5. Государственные! гарантии всех инвестиций в частный сектор с освобождением от налога на несколько лет.

6. Помимо нового технического образования — сильнейшее патриотическое. Национальный дух, минчжок чонсин, до сих пор является стимулом для корейского работника, который хотя попой чувствует, что зарплата могла бы быть значительно больше, но во имя национальной идеи можно и потерпеть.

7. Ну и разумеется – давить все протесты и прочие либерально–демократические гадости. У корейского народа сильны духовные скрепы, традиционные семейные ценности и безмерное уважение к государству и лидеру.

МОЖЕТ НУ ИХ НАФИГ, ТАКИЕ РЕЦЕПТЫ?
Австралия, Норвегия, Канада спокойно живут как сырьевые придатки и тестикулы, и ничего.

Это та же речка сейчас

5 декабря 2014, 15:09
Андрей
— Не всё так просто.
В 1948 американская администрация отдала страну в руки Ли Сын Ману, который вообще какой был мужик с точки зрения «сильной руки», войну победил, оппонентов убрал, экономику поднял, но в 1960 году его «убрала» апрельская революция, да так, что дедушка бежал из страны.

Читайте так же:  Памяти 3 лет

Пак Чон Хи перехватил страну в 1961, потом ещё менял правительство в 1963 и 1972, но в 1979 Пака тупо застрелил чувак из разведки с мыслью что так будет лучше для страны. К власти пришел авторитарный демократор Чон Ду Хван, которому умудрилось настолько демократизировать страну, что в 1987 году его нафиг согнали, и начался современный период (шестой республики).

Корея была диктатурой развития, как Китай и Вьетнам, но когда цель была достигнута, смысл диктатуры пропал и её убрали.
Сейчас Южная Корея совсем–совсем демократия, причем как дополнительный выхлоп всего этого бурления — корейская интеллигенция не слабо так политизирована и следит за каждой мелочью вроде того, не откосил ли от армии сын чиновника (если откосил — скандал и чиновник теряет всякий статус).

И да, расскажу как–то рассказанный на лекции Андреем Ланьковым анекдот про Корею.
Приезжает к корейскому чиновнику на конференцию по развивающимся странам африканский чиновник. Кореец после официальной части ведёт африканца к себе в виллу, а там вообще все такое большое, красивое. Африканец спрашивает, как это получилось то–так, страна ж бедная. Кореец показывает на мост возле дома, и спрашивает, видишь мост? Африканец отвечает — да, вижу. И кореец скромно так говорит — десять процентов. На следующий год на конференцию приезжает кореец к африканцу, а у того вообще не дом, а дворец. Кореец спрашивает, а откуда? Африканец говорит — видишь мост? Кореец: неа. Африканец: 100 процентов.

В Корее и сейчас огромная коррупция наверху, это исторически так сложилось, вот только коррупция имеет планку, и если чиновник ухапает слишком много, его свои же сдадут народу на растерзание.

Александр
5 декабря 2014, 15:12

Видео (кликните для воспроизведения).

— Во–первых, это совершенно особенный менталитет. В добавок ко всему перечисленному, они идеальные исполнители и никудышные творцы. Могут повторять, тиражировать, впахивать… но не придумывать. Мне кажется, азиаты вообще ближе всех наций приблизились к муравьиной цивилизации и философии роя. Высочайший дух коллективизма, и минимум индивидуализма.

А еще они бухают занятно. Каждую пятницу я в говно (даже так, в ГОВНО) — это про них. В 4–5 утра полиция организовано собирает бессознательные тела по улицам, потом так же организовано приезжают мусорщики и к 7 утра город как новенький. Может это тоже как–то связано с корейским чудом.

Кстати, американское участие сыграло большую роль.

Эрик Райнерт — Как богатые страны стали богатыми, и почему бедные страны остаются бедными

Описание книги «Как богатые страны стали богатыми, и почему бедные страны остаются бедными»

Описание и краткое содержание «Как богатые страны стали богатыми, и почему бедные страны остаются бедными» читать бесплатно онлайн.

КАК БОГАТЫЕ СТРАНЫ СТАЛИ БОГАТЫМИ,

и почему бедные страны остаются бедными

Поскольку каждый, кто критикует чужие системы, обязан заменить их своей собственной той, которая лучше объясняла бы суть вещей, мы продолжим наши размышления, чтобы исполнить этот долг.

[2]

Джамбаттиста Вико, La Scienza Nuova, 1725 г.

Когда в 1999 году люди впервые вышли на улицы Сиэтла, протестуя против действий Всемирной торговой организации и связанных с ней международных финансовых организаций, и впоследствии, когда эти протесты многократно повторялись в разных местах, демонстранты выступали конкретно против традиционного мышления — той экономической ортодоксии, которая легитимизировала и аналитически обосновала политику и рекомендации этих организаций. Рискуя сделаться посмешищем, последние 20 лет эта теория настаивает на том, что саморегулирующиеся рынки приведут к экономическому росту всех стран, если сократить роль государства до минимума.

Эта ортодоксия распространилась в 1970-е годы с рождением стагфляции[1], когда кейнсианская экономика и экономика развития стали подвергаться интеллектуальным нападкам. Фискальные кризисы в государствах всеобщего благосостояния, начавшиеся в 1970-х годах, а также последовавший провал экономик центрального планирования послужили молодой ортодоксии дополнительной поддержкой, несмотря на явный провал монетаристических экспериментов в начале 1980-х. Сегодня только крайние фундаменталисты выступают за экономику, либо полностью саморегулирующуюся, либо полностью управляемую государством.

Эта книга рассказывает об основных экономических и технологических силах, которые надо обуздать, чтобы не мешать экономическому развитию. В ходе анализа Райнерт приходит к выводу, что «развитие недоразвитости» является результатом неразвитости и непопулярности таких видов экономической деятельности, для которых характерны возрастающая отдача от масштаба производства и улучшенный кадровый потенциал, а также производственные мощности. Райнерт приводит исторические экономические примеры в новом контексте.

В книге утверждается, что из истории можно почерпнуть важнейшие экономические уроки, если только не искажать исторические факты. Райнерт предполагает, что для сегодняшних бедных стран наибольший экономический интерес представляет история Соединенных Штатов. Год 1776-й был не только годом первого издания «Богатства народов» Адама Смита, но и годом начала первой современной войны за национальное освобождение — войны против британского империализма. «Бостонское чаепитие», в конце концов, было чисто меркантилистской акцией. Экономическим теоретиком американской революции был не кто иной, как знаменитый министр финансов Александр Гамильтон, признанный сегодня пионером явления, которое принято называть «промышленная политика».

Представим себе, на что была бы похожа экономика США, если бы Конфедерация южных штатов победила северных союзников, если бы в конце XIX века не произошло стремительной индустриализации экономики США. Как утверждают кураторы Смитсоновского музея американской истории, США не удалось бы преодолеть технологическую отсталость, которую американские участники продемонстрировали во время Всемирной выставки 1851 года. Соединенные Штаты могли бы не стать мировым экономическим лидером уже в начале XX века.

Райнерт рассказывает, как после Второй мировой войны было решено применить в Германии, развязавшей две мировые войны, план Моргентау, чтобы низвести ее до уровня сельскохозяйственного государства. Напротив, в Западной Европе и Северо-Восточной Азии (СВА) генерал Джордж Маршалл способствовал рождению послевоенного кейнсианского золотого века: его план по ускорению экономического восстановления этих регионов должен был создать cordon sanitaire вокруг молодого советского блока. Помощь, которую Америка оказывала этим странам во время их послевоенного восстановления, была совсем иной, чем та, которую она оказывает бедным странам сегодня; разница состоит не только в объеме помощи, но и в том, что касается финансирования правительственных бюджетов и обеспечения пространства для формирования экономической политики.

Читайте так же:  Депрессия после отношений

Для экономического развития необходимы глубинные, качественные перемены не только экономического, но и общественного строя. Из-за того, что во многих бедных странах понятие экономического развития было сведено к накоплению капитала и перераспределению ресурсов, экономическая отсталость стала постоянной чертой. Эрик Райнерт расширяет наше понимание неравномерного развития, делясь глубокими познаниями в области истории экономической политики; его книга одновременно захватывает и заставляет задуматься.

К. С. Джомо, помощник Генерального секретаря ООН по вопросам экономического развития, основатель и председатель Международной сети специалистов по экономике развития

Основные идеи этой книги очень стары, так что прежде всего я обязан многочисленным экономистам, теоретикам практикам, которые на протяжении последних 500 лет успешно создавали богатство, вместо того чтобы его распределять.

Мое знакомство с этими уважаемыми личностями состоялось в 1974–1976 годах. В то время моя жена работала в библиотеке Кресса при Гарвардской школе бизнеса; библиотека специализировалась на авторах-экономистах, живших до 1850 года, и была доступным хранилищем их идей. Мой преподаватель экономической теории в швейцарском университете Санкт-Галлена Вальтер Адольф Йор (1910–1987) был верен некоторым старым экономическим идеям континентальной Европы, а в библиотеке Кресса я познакомился с Фрицем Редлихом (1892–1978), представителем немецкой исторической школы, который ввел меня в мир идей Вернера Зомбарта.

Все оригинальные положения, описанные в этой книге, в зачаточном состоянии содержит моя диссертация, написанная в 1978–1979 годы. Эти идеи были вдохновлены, помимо мыслителей древности, несколькими людьми и организациями: Томом Дэвисом, который преподавал экономическую историю и подал мне идею о важности дифференциации экономической деятельности; Бостонской консультативной группой с ее подходом к измерению человеческого обучения и опыта; Ярославом Ванеком, который дал имя теореме Хекшера — Улина — Ванека о международной торговле и который осознал, насколько в определенных обстоятельствах международная торговля может быть вредна для благосостояния государства. Обстоятельно развенчав традиционную теорию международной торговли, он подтвердил мое всегдашнее к ней интуитивное недоверие. Джон Мюрра из Корнельского университета открыл для меня мир докапиталистических обществ. Классическая экономика развития с кумулятивными каузациями Мюрдаля служила мне необходимым теоретическим фоном.

С тех пор как я вернулся к научным исследованиям в 1991 году, пятеро экономистов и историков экономики из предыдущего поколения щедро одаряли меня советами и поддерживали мое убеждение в том, что многие старые идеи в современном мире скорее немодны, чем неверны; это Мозес Абрамович, Роберт Хайлбронер и Дэвид Лэнде в Соединенных Штатах, а также Кристофер Фримен и Патрик О’Брайен в Великобритании. Им я посвящаю эту книгу. Они поддерживали жизнь в древней традиции реалистичной экономики, которая почти вымерла во время холодной войны, когда схлестнулись две утопии — гармония планирования и автоматическая гармония рынка.

Как страны становятся богаче

Краткий пересказ книги Эрика Райнерта «Как богатые страны стали богатыми и почему бедные страны остаются бедными»

Что следует знать про Райнерта его читателям? Он окончил экономический факультет Сент-Галленского университета в Швейцарии, получил MBA в Гарвардской школе бизнеса и защитил диссертацию в Корнелле; много лет работал экономическим консультантом в самых разных странах – от Перу до Монголии, а в 1972 году основал в итальянском Бергамо собственный бизнес, фирму по производству колористических каталогов, к моменту ее продажи в 1991 году – крупнейшую в Европе.

Убежденный протекционист, Райнерт шутил, что обязан своим коммерческим успехом фритрейдерству Маргарет Тэтчер. Тэтчерианская политика сильного фунта подкосила его английских конкурентов, так что с момента ее прихода к власти продажи фирмы росли примерно на 30% в год: ему пришлось открыть новые производства в Швейцарии и Финляндии.

После продажи своего бизнеса Райнерт вновь сосредоточился на консультировании и научной деятельности. Книга «Как богатые страны стали богатыми и почему бедные остаются бедными» написана по материалам его корнелльской диссертации «Международная торговля и экономические механизмы поддержания отсталости». По словам самого Райнерта, после защиты к нему подошел руководитель диссертационного комитета и заявил, что у него есть две новости для соискателя: хорошая и плохая. Хорошая заключается в том, что диссертация представляет собой яркий и оригинальный вклад в экономическую теорию, а плохая – в том, что теперь ни один уважающий себя университет не примет его на работу. Впрочем, для человека с дипломом гарвардской бизнес-школы это вряд ли было трагедией.

Свободная торговля как панацея от бедности

Нобелевский лауреат Джеймс Бьюкенен обозначил одну из фундаментальных посылок, на которых основана неоклассическая экономическая теория, как «равенство доходов в разных сферах» (equity assumption). По умолчанию предполагается, что вложение равного количества трудовых и материальных ресурсов в разные виды деятельности приносит одинаковую отдачу. Именно на этом предположении основана рикардианская теория международной торговли: как писал основатель журнала Economist Ричард Кобден, текстильное производство является такой же естественной специализацией для Великобритании, как и выращивание хлопка для Египта. Каждая страна должна сосредоточиться на тех видах деятельности, в которых она обладает естественным преимуществом, и тогда свободная международная торговля позволит им прийти к общему процветанию.

Действительно, соглашается Райнерт, в каждый отдельный момент времени дело обстоит именно таким образом. Если Египет примется создавать собственную хлопчатобумажную промышленность, в ближайшие десятилетия ее продукция непременно окажется хуже и дороже британской. Поэтому она сможет выжить – по крайней мере, в начальный период – только под защитой протекционистских мер государства, высоких таможенных тарифов и т.д. В наше время такую политику принято порицать как искажающую естественную систему сигналов для рынка, нарушающую баланс и заведомо неэффективную. Именно такова публичная позиция ключевых международных организаций (в первую очередь МВФ и Всемирного банка), а также передовых и богатейших государств планеты.

Читайте так же:  Самые загадочные гипотезы

Проблема, однако, состоит в том, что каждому из этих государств в период рывка из бедности к богатству более старые и опытные конкуренты предлагали именно эти рецепты, но будущие экономические лидеры рекомендациям иностранных доброжелателей не следовали. Так, в конце XVIII века британец Адам Смит предлагал американцам отказаться от заведомо безнадежных попыток выстроить собственную промышленность, конкурирующую с индустрией бывшей метрополии, а сосредоточиться вместо этого на сельском хозяйстве, благо под рукой у них был целый плодородный континент. Где была бы сейчас Америка, последуй она этим советам?

Первый казначей США, Александр Гамильтон, полагал, что вновь созданную индустрию следует оберегать от свободной конкуренции по тем же самым причинам, по которым мы оберегаем от нее детей. С точки зрения сиюминутной выгоды школьное образование является пустой тратой денег и времени, и было бы куда разумнее отправить пятилетнего ребенка чистить обувь на улице, но тем не менее мало кто из родителей так поступает – в том числе и по экономическим причинам. Уже с первой половины XIX века США стали одной из самых протекционистских стран мира. По величине импортных пошлин на промышленные товары они уступали только одной западной стране – Великобритании, родине теории свободной торговли. Многие из тогдашних мер американского правительства были бы сегодня сочтены неприемлемыми – взять хотя бы запрет иностранным судовладельцам на каботажные перевозки.

Такая политика и стала одним из главных камней преткновения между Севером и Югом. Рабовладельческие элиты Юга не могли смириться с необходимостью фактического субсидирования промышленности Севера за счет высоких вывозных тарифов на сырье и ввозных – на промышленные товары. После победы в Гражданской войне протекционизм только усиливается. Однако речь уже не всегда идет о сознательной политике правительства: в разгар железнодорожной лихорадки, когда спрос на материалы для строительства новых линий огромен, подкупленные северными сталелитейными магнатами конгрессмены принимают огромный тариф на импорт готовых рельсов. И таких примеров масса.

Следует помнить, что Америка лишь повторяла путь своей бывшей метрополии. На заре Ренессанса Англия была бедной и периферийной страной, поставлявшей сырье, прежде всего шерсть для текстильной промышленности Нидерландов.

Английские короли не раз предпринимали попытки выйти из экономической зависимости, но до поры до времени они кончались неудачей. Так, Эдуард II, запретивший вывоз необработанной шерсти из страны, был свергнут и убит собственной супругой; заговор финансировали фламандцы. Положение изменилось только к концу Войны Белой и Алой розы, когда к власти пришел Генрих VII Тюдор, полжизни проведший в изгнании в Нидерландах. В эмиграции он познакомился с реалиями более продвинутого общества, а потому, взойдя на престол, начал не с запретов, а с того, что стал переманивать в Англию фламандских ткачей. Решив, что теперь его страна способна сама обработать произведенное сырье, он полностью запретил экспорт сырья. Судя по тому, что его сын Генрих VIII и Елизавета I неоднократно подтверждали этот запрет, вывоз сырья удалось прекратить только к концу XVI века – через сто лет после первого закона.

Этот урок лег в основу английской традиции меркантилизма, преданной забвению в наши дни. Первый премьер-министр Великобритании Роберт Уолпол сформулировал максиму своей государственной политики следующим образом: ввозить сырье и вывозить промышленные товары. Очевидно, что этому правилу не могут следовать все страны одновременно – кому-то предназначена участь сырьевой колонии. Такой колонией предстояло стать и будущим США, но американская революция напугала правительство метрополии до такой степени, что оно прекратило дегенерировать экономику белых переселенческих колоний.

Итак, примеры Британии и США показывают, что устойчивый экономический подъем обычно является следствием победы группы интересов, представляющей экспортеров промышленных товаров, так же как упадок и латиноамериканизация – это следствие победы экспортеров сырья.

World Evolution

В России за год, во всем мире лет за пять Мирно и Весело строится в основе МирБезБед — Присоединяйтесь

Как богатые страны стали богатыми, и почему бедные страны остаются бедными.

Мнение высказывает Валерий Фадеев, директор ИНОП, главный редактор журнала «Эксперт», член Общественной палаты РФ22 Апреля 2011, 17:38:32

Мнение высказывает Борис Кагарлицкий, директор Института глобализации и социальных движений, кандидат политических наук22 Апреля 2011, 17:38:32

Как богатые страны стали богатыми, и почему бедные страны остаются бедными

Как богатые страны стали богатыми, и почему бедные страны остаются бедными ( How Rich Countries Got Rich… and Why Poor Countries Stay Poor by Erik S. Reinert).

В настоящей книге известный норвежский экономист Эрик Райнерт показывает, что богатые страны стали богатыми благодаря сочетанию государственного вмешательства, протекционизма и стратегических инвестиций, а не благодаря свободной торговле. По утверждению автора, именно такая политика была залогом успешного экономического развития, начиная с Италии эпохи Возрождения и заканчивая сегодняшними странами Юго-Восточной Азии. Показывая, что современные экономисты игнорируют этот подход, настаивая и на важности свободной торговли, Райнерт объясняет это ним расколом в экономической науке между континентально-европейской традицией, ориентированной на комплексную государственную политику, с одной стороны, и англо-американской, ориентированной на свободную торговлю, — с другой.

Написанная доступным языком, книга представляет интерес не только для специалистов по экономической истории и теории, но и для широкого круга читателей.

КАК БОГАТЫЕ СТРАНЫ СТАЛИ БОГАТЫМИ, — и почему бедные страны остаются бедными 1

I. ДВА ТИПА ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ТЕОРИИ 5

II. ЭВОЛЮЦИЯ ДВУХ РАЗНЫХ ПОДХОДОВ 11

III. ЭМУЛЯЦИЯ: КАК РАЗБОГАТЕЛИ БОГАТЫЕ СТРАНЫ 24

IV. ГЛОБАЛИЗАЦИЯ: АРГУМЕНТЫ «ЗА», ОНИ ЖЕ «ПРОТИВ» 32

[1]

V. ГЛОБАЛИЗАЦИЯ И ПРИМИТИВИЗАЦИЯ: КАК БЕДНЫЕ СТАНОВЯТСЯ ЕЩЕ БЕДНЕЕ 48

VI. ОПРАВДАНИЕ ПРОВАЛА: ОТВЛЕКАЮЩИЕ МАНЕВРЫ ПЕРИОДА «КОНЦА ИСТОРИИ» 57

VII. ПАЛЛИАТИВНАЯ ЭКОНОМИКА: ЧЕМ ПЛОХ ПРОЕКТ ЦЕЛЕЙ ТЫСЯЧЕЛЕТИЯ 66

VIII. ПРИВЕДИТЕ В ПОРЯДОК ЭКОНОМИЧЕСКУЮ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ, ИЛИ УТРАЧЕННОЕ ИСКУССТВО СОЗДАНИЯ СТРАН СРЕДНЕГО ДОСТАТКА 75

ПРИЛОЖЕНИЕ I — ТЕОРИЯ ДАВИДА РИКАРДО О СРАВНИТЕЛЬНОМ ПРЕИМУЩЕСТВЕ В МЕЖДУНАРОДНОЙ ТОРГОВЛЕ 82

ПРИЛОЖЕНИЕ II — ДВА ПОДХОДА К ОБЪЯСНЕНИЮ МИРОВОЙ ЭКОНОМИКИ, БОГАТСТВА И БЕДНОСТИ СТРАН 83

ПРИЛОЖЕНИЕ III — ТЕОРИЯ НЕРАВНОМЕРНОГО РАЗВИТИЯ ФРЭНКА ГРЭМА 84

ПРИЛОЖЕНИЕ IV — ДВА ИДЕАЛЬНЫХ ТИПА ПРОТЕКЦИОНИЗМА В СРАВНЕНИИ 84

Читайте так же:  Тревожность психическое состояние

ПРИЛОЖЕНИЕ V — ДЕВЯТЬ ПРАВИЛ ЭМУЛЯЦИИ БОГАТЫХ СТРАН ФИЛИППА ФОН ХОРНИГКА (1684 г.) 84

ПРИЛОЖЕНИЕ VI — КАЧЕСТВЕННЫЙ ИНДЕКС ВИДОВ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ 85

КАК БОГАТЫЕ СТРАНЫ СТАЛИ БОГАТЫМИ,
и почему бедные страны остаются бедными

Поскольку каждый, кто критикует чужие системы, обязан заменить их своей собственной той, которая лучше объясняла бы суть вещей, мы продолжим наши размышления, чтобы исполнить этот долг.

Джамбаттиста Вико, La Scienza Nuova, 1725 г.

ПРЕДИСЛОВИЕ

Когда в 1999 году люди впервые вышли на улицы Сиэтла, протестуя против действий Всемирной торговой организации и связанных с ней международных финансовых организаций, и впоследствии, когда эти протесты многократно повторялись в разных местах, демонстранты выступали конкретно против традиционного мышления — той экономической ортодоксии, которая легитимизировала и аналитически обосновала политику и рекомендации этих организаций. Рискуя сделаться посмешищем, последние 20 лет эта теория настаивает на том, что саморегулирующиеся рынки приведут к экономическому росту всех стран, если сократить роль государства до минимума.

Эта ортодоксия распространилась в 1970-е годы с рождением стагфляции , когда кейнсианская экономика и экономика развития стали подвергаться интеллектуальным нападкам. Фискальные кризисы в государствах всеобщего благосостояния, начавшиеся в 1970-х годах, а также последовавший провал экономик центрального планирования послужили молодой ортодоксии дополнительной поддержкой, несмотря на явный провал монетаристических экспериментов в начале 1980-х. Сегодня только крайние фундаменталисты выступают за экономику, либо полностью саморегулирующуюся, либо полностью управляемую государством.

Эта книга рассказывает об основных экономических и технологических силах, которые надо обуздать, чтобы не мешать экономическому развитию. В ходе анализа Райнерт приходит к выводу, что «развитие недоразвитости» является результатом неразвитости и непопулярности таких видов экономической деятельности, для которых характерны возрастающая отдача от масштаба производства и улучшенный кадровый потенциал, а также производственные мощности. Райнерт приводит исторические экономические примеры в новом контексте.

В книге утверждается, что из истории можно почерпнуть важнейшие экономические уроки, если только не искажать исторические факты. Райнерт предполагает, что для сегодняшних бедных стран наибольший экономический интерес представляет история Соединенных Штатов. Год 1776-й был не только годом первого издания «Богатства народов» Адама Смита, но и годом начала первой современной войны за национальное освобождение — войны против британского империализма. «Бостонское чаепитие», в конце концов, было чисто меркантилистской акцией. Экономическим теоретиком американской революции был не кто иной, как знаменитый министр финансов Александр Гамильтон, признанный сегодня пионером явления, которое принято называть «промышленная политика».

Представим себе, на что была бы похожа экономика США, если бы Конфедерация южных штатов победила северных союзников, если бы в конце XIX века не произошло стремительной индустриализации экономики США. Как утверждают кураторы Смитсоновского музея американской истории, США не удалось бы преодолеть технологическую отсталость, которую американские участники продемонстрировали во время Всемирной выставки 1851 года. Соединенные Штаты могли бы не стать мировым экономическим лидером уже в начале XX века.

Райнерт рассказывает, как после Второй мировой войны было решено применить в Германии, развязавшей две мировые войны, план Моргентау, чтобы низвести ее до уровня сельскохозяйственного государства. Напротив, в Западной Европе и Северо-Восточной Азии (СВА) генерал Джордж Маршалл способствовал рождению послевоенного кейнсианского золотого века: его план по ускорению экономического восстановления этих регионов должен был создать cordon sanitaire вокруг молодого советского блока. Помощь, которую Америка оказывала этим странам во время их послевоенного восстановления, была совсем иной, чем та, которую она оказывает бедным странам сегодня; разница состоит не только в объеме помощи, но и в том, что касается финансирования правительственных бюджетов и обеспечения пространства для формирования экономической политики.

Для экономического развития необходимы глубинные, качественные перемены не только экономического, но и общественного строя. Из-за того, что во многих бедных странах понятие экономического развития было сведено к накоплению капитала и перераспределению ресурсов, экономическая отсталость стала постоянной чертой. Эрик Райнерт расширяет наше понимание неравномерного развития, делясь глубокими познаниями в области истории экономической политики; его книга одновременно захватывает и заставляет задуматься.

К. С. Джомо, помощник Генерального секретаря ООН по вопросам экономического развития, основатель и председатель Международной сети специалистов по экономике развития

БЛАГОДАРНОСТИ

Основные идеи этой книги очень стары, так что прежде всего я обязан многочисленным экономистам, теоретикам практикам, которые на протяжении последних 500 лет успешно создавали богатство, вместо того чтобы его распределять.

Видео (кликните для воспроизведения).

Мое знакомство с этими уважаемыми личностями состоялось в 1974–1976 годах. В то время моя жена работала в библиотеке Кресса при Гарвардской школе бизнеса; библиотека специализировалась на авторах-экономистах, живших до 1850 года, и была доступным хранилищем их идей. Мой преподаватель экономической теории в швейцарском университете Санкт-Галлена Вальтер Адольф Йор (1910–1987) был верен некоторым старым экономическим идеям континентальной Европы, а в библиотеке Кресса я познакомился с Фрицем Редлихом (1892–1978), представителем немецкой исторической школы, который ввел меня в мир идей Вернера Зомбарта.

Источники


  1. Джон Грей Марс и Венера на свидании / Джон Грей. — М.: Новости, 2002. — 352 c.

  2. Шарма, Робин Уроки семейной мудрости от Монаха, который продал свой «феррари»: моногр. / Робин Шарма. — М.: София, 2014. — 256 c.

  3. Новиков, Дмитрий Я ненавижу тебя — будь со мной! Преодоление кризиса в семье и в жизни / Дмитрий Новиков. — М.: Центрполиграф, 2009. — 224 c.
  4. Немов, Р. С. Общая психология. Том 2. Познавательные процессы и психические состояния / Р.С. Немов. — Москва: Высшая школа, 2014. — 892 c.
  5. А. Пятина Я верю в любовь / А. Пятина. — М.: Эксмо, 2012. — 992 c.
Как страна становится богатой
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here