Лица с психическими расстройствами

Самое важное по теме: "лица с психическими расстройствами" с профессиональной точки зрения. Мы собрали, агрегировали и представили в доступном виде всю имеющуюся по теме информацию и предлагаем ее к прочтению.

Сделки, совершенные дееспособным лицом с психическим расстройством

Новые социально-экономические и правовые условия предоставили гражданам широкие возможности распоряжаться имеющейся у них недвижимостью. В этих условиях наиболее уязвимыми категориями населения оказались лица с психическими расстройствами, которые не всегда без ущерба для себя и своих близких могут воспользоваться своими правами, например по совершению имущественных сделок.

Судный закон князя Владимира содержал ряд статей о психически больных. В главе «О завещании», например, имелось указание, что завещатель должен быть в здравом уме и твердой памяти.

«Сделка, совершенная гражданином, хотя и дееспособным, но находившимся в момент ее совершения в таком состоянии, когда он не был способен понимать значение своих действий или руководить ими, может быть признана судом недействительной по иску этого гражданина либо иных лиц, чьи права или охраняемые законом интересы нарушены в результате ее совершения» (п. 1 ст. 177 ГК).

Чаще всего по ст. 177 ГК оспариваются договоры купли-продажи, мены, дарения, ренты, а также завещания. Правом обращения с иском в суд обладает сам гражданин либо иные лица, чьи права или охраняемые законом интересы нарушены в результате совершения такой сделки, а также прокурор (ч. 1 ст. 45 ГПК).

В ст. 177 ГК не сформулирован медицинский критерий, поэтому оценки требует лишь состояние в момент заключения сделки. Это означает более широкий предмет для исследования, включающий оценку не только психического, но и психологического и какого-либо иного состояния в момент совершения сделки, в том числе состояния алкогольного опьянения или запоя, а также состояний, обусловленных тяжелой соматической патологией. С юридической точки зрения причины, которые могут вызвать неспособность понимать значение своих действий или руководить ими при совершении сделки, могут быть различными: нервное потрясение, физическая травма, выраженная степень алкогольного или иного опьянения и т.д. Но предметом СПЭ по делам о признании сделок недействительными является только оценка психического состояния лица на момент ее совершения. В задачи СПЭ также входит определение влияния выявленного психического расстройства на способность понимать значение своих действий и руководить ими в момент заключения сделки.

В результате имеющегося психического или иного расстройства, а также вследствие неправильного представления о цели деятельности, либо при ограниченной свободе принятия решения у субъекта гражданско-правовых отношений может возникнуть нарушение способности к свободному выражению своего подлинного желания, намерения (осознанной цели) установить, изменить или прекратить какое-либо право. При определении такого порока воли предметом СПЭ является выявление способности субъекта гражданско-правовых отношений в период совершения сделки свободно и осознанно определять цель и принимать решение по ее достижению, влекущее изменение его прав, в том числе их возникновение и прекращение, а также способности руководить своими действиями по реализации этого решения [1]

Для признания сделки недействительной необходимо, чтобы понятие «такое состояние» соответствовало юридическому критерию: не был «способен понимать значение своих действий или руководить ими» (ст. 177 ГК). При этом понятие «такое состояние» включает наряду с психическим расстройством и психологические особенности (повышенную внушаемость, подчиняемость), поэтому во многих случаях по гражданским делам о признании сделки недействительной целесообразно проведение комплексной судебной психолого-психиатрической экспертизы.

[2]

На разрешение экспертов в этих случаях должны быть поставлены следующие вопросы:

  • 1) страдал ли подэкспертный в юридически значимой ситуации заключения сделки каким-либо психическим расстройством и если страдал, то оказывало ли оно влияние на его способность к осознанию существа сделки, ее юридических особенностей, прогнозированию ее результатов, а также на регуляцию его поведения;
  • 2) имеются ли у подэкспертного такие индивидуально-психологические особенности, как внушаемость и подчиняемость, которые существенно снизили или ограничили его способность руководить своими действиями в период заключения сделки;
  • 3) мог ли подэкспертный с учетом своего психического состояния, индивидуально-психологических особенностей в период заключения сделки понимать значение своих действий и руководить ими?

Выделенная как часть гражданской дееспособности сделкоспособностъ отличается от дееспособности двумя существенными особенностями:

  • 1) имеет в виду способность лица понимать значение своих действий и руководить ими на определенном ограниченном отрезке времени;
  • 2) относится к определенному конкретному гражданскому акту — совершению сделки, и в этом смысле сравнима с понятием вменяемости в уголовном процессе.

Особенности судебно-психиатрической экспертной оценки в этих случаях:

  • 1) при СПЭ дееспособности оценивается психическое состояние лица с учетом динамики на будущее время, а при СПЭ уже совершенной юридической сделки проводится ретроспективная оценка психического состояния лица на период совершения этой юридической сделки;
  • 2) основанием для вынесения решения о недееспособности является установление выраженного и необратимого хронического психического расстройства или слабоумия, а при решении вопроса о сделкоспособности наряду с этим важны также и преходящие и умеренно выраженные психическое расстройства, которые могут повлиять на сделкоспособность опосредованно через ситуационные факторы.

Несмотря на то что в ст. 177 ГК не сформулирован медицинский критерий, и предмет исследования в этих случаях выходит за рамки психиатрических знаний, по данной категории дел всегда назначается СПЭ. В Российской Федерации ежегодно проводится 1,4 тыс. таких экспертиз. Почти в половине случаев эксперты приходят к заключению, что лицо в момент совершения сделки находилось в состоянии, когда оно не было способно понимать значение своих действий или руководить ими вследствие психического расстройства.

Если сделка будет признана судом недействительной, то каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное в натуре, а при невозможности возвратить в натуре -возместить его стоимость в деньгах. Кроме того, если одна сторона знала или должна была знать о нахождении другой стороны в момент совершения сделки в указанном состоянии, то первая сторона обязана возместить второй понесенный ею реальный ущерб.

Сделка, совершенная гражданином, впоследствии признанным недееспособным, может быть признана судом недействительной по иску его опекуна, если доказано, что в момент совершения сделки гражданин не был способен понимать значение своих действий или руководить ими.

СПЭ лиц с психическими расстройствами, не исключающими вменяемость

Другой обширной группой подэкспертных(до 30—40 %) являются лица с пограничными формами нервно-психической патологии (церебральный атеросклероз, остаточные явления после черепно-мозговой травмы, неглубокая степень умственной отсталости). Разнообразные по своим клиническим проявлениям и природе, они имеют ряд общих признаков, например, личностный уровень поражения, неглубокие интеллектуальные и аффективные нарушения. Пограничный характер указанных расстройств не исключает у таких лиц возможность осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими, поэтому они признаются вменяемыми. Вместе с тем некоторые личностные особенности могут накладывать отпечаток на мотивацию их противоправного поведения. Экспертная оценка таких обвиняемых предусмотрена ст. 22 УК РФ.

Читайте так же:  Жизни с моралью короткие

Институт ограниченной вменяемости характерен для уголовного законодательства большинства государств Европы. Предпосылкой для введения указанного института практически везде явилось внедрение в широкую клиническую и экспертную практику учения о «пограничных состояниях», которые влекут снижение способности осознавать значение своих действий и контролировать их, но в то же время не в столь значительной степени, чтобы лица, обнаруживающие расстройства пограничного спектра, признавались невменяемыми. Наиболее разработаны нормы применения ограниченной (уменьшенной) вменяемости в Германии и во Франции, где подобная практика существует на протяжении многих лет.

Итогом многолетней дискуссии отечественных психиатров и юристов явилось включение в Уголовный кодекс 1996 г. ст. 22. Нормы ст. 22 УК РФ не ограничивают категорий патологических состояний и могут включать органические поражения головного мозга, умственную отсталость, расстройства личности, эпилепсию, шизофрению. Такой значительный разброс патологии связан с тем, что экспертные комиссии при вынесении решения о применении ст. 22 УК РФ ориентируются в первую очередь на ограниченную способность подэкспертных руководить своими действиями, что находится в тесной зависимости от особенностей личности испытуемых и от требований, предъявляемых к личности в определенной субъективно-сложной ситуации.

Статья 22 Уголовного кодекса РФ впервые в российском законодательстве регулирует вопрос об ответственности лиц с психическими аномалиями, не исключающими вменяемости:

«1. Вменяемое лицо, которое во время совершения преступления в силу психического расстройства не могло в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими, подлежит уголовной ответственности.

2. Психическое расстройство, не исключающее вменяемости, учитывается судом при назначении наказания и может служить основанием для назначения принудительных мер медицинского характера».

Из положений ст. 22 УК РФ вытекает следующее. Во-первых, закон не признает промежуточного состояния между вменяемостью и невменяемостью. Во-вторых, признанное вменяемым лицо, которое во время совершения преступления не могло в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими, подлежит уголовной ответственности. В-третьих, наличие у виновного психических аномалий, не исключающих вменяемости, «учитывается судом при назначении наказания». В-четвертых, психическое расстройство, не исключающее вменяемости, может служить основанием для применения принудительных мер медицинского характера.

Статья 22 УК РФ не использует термины «уменьшенная вменяемость» или «ограниченная вменяемость». Позиция законодателя состоит в том, что вменяемость не может иметь степеней. Формулировка ч. 2 ст. 22 УК такова, что из нее не следует вывод об обязательном смягчении наказания лицам с психическими аномалиями.

При оценке конкретного деяния, совершенного лицом, имеющим аномалии психики, необходимо учитывать, имелась ли причинная связь между этими аномалиями и совершенным преступлением. И только в тех случаях, когда психические аномалии являлись решающим звеном в общей цепи причинной связи, приводимой к совершению преступления и наступлению преступного результата, наказание виновному может быть смягчено. Хотя поведение человека и не определяется патологическими чертами его личности, но такие черты могут быть условиями, способствующими и его преступному поведению.

Исходя из содержания ст. 21 и 22 УК РФ, перед экспертной судебно-психиатрической комиссией могут быть поставлены следующие вопросы.

Не страдал ли обвиняемый психическим заболеванием в период совершения правонарушения, не страдает ли им в настоящее время?

Обнаруживал ли он в момент совершения правонарушения временные расстройства психической деятельности?

Мог ли он понимать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействий) и руководить ими в полной или неполной мере?

Нуждается данное лицо в назначении принудительных мер медицинского характера, предусмотренных законодательством, и каких именно?

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Особенности поведения психически больных.

Юридический критерий невменяемости подразумевает невозможность душевнобольного осознавать свои действия (бездействие) и лишение способности ими руководить. К изъянам потенциальной способности понимать значение своих действий и руководить ими у лиц с «психическими аномалиями» Б.В.Шостакович, В.В.Горинов (1996) относят те, которые существенно уменьшают полноту отражения в сознании объективной и субъективной действительности, ухудшают, искажают её восприятие, снижают свободу личностного выбора и самоконтроль, что затрудняет решение проблемных ситуаций. Большинство значимых в правоохранительной практике психических расстройств в фазе обострения могут соответствовать этим признакам. Соответственно дисгармония психических процессов проявляется во внешнем виде больных, характере их мышления и речи, эмоциях и поведении, критичности или некритичности к актуальной жизненной ситуации, в том числе, и криминальной.

** — Общим признаком для пациентов с психическими расстройствами является их низкая конкурентность пациента на рынке труда. Видимо поэтому, среди всех пациентов, находящихся на диспансерном психиатрическом учёте в Гродненской области, инвалиды составляют 85,7%, причём, инвалиды 3-й группы составляют лишь 5,0%.

*** — Психические расстройства являются заболеваниями с высоким риском инвалидизации, что обуславливает социальную и экономическую значимость реабилитационного направления в психиатрии.

**** — Показатель среднедушевого потребления алкогольных напитков в Республике Беларусь в 2012 году составил 12,6 литра абсолютного алкоголя на душу населения, это включая детей в возрасте до 15 лет.

Многие из нас с представлениями о психически больном человеке связывают странное, и даже нелепое поведение, неправильные и непонятные рассуждения, неожиданные, не соответствующие обстоятельствам поступки, выраженное возбуждение и агрессивные действия. Эти черты, действительно свойственные некоторым больным, не являются, однако, обязательными и далеко не исчерпывают значительного многообразия проявлений психических расстройств.

С точки зрения практической значимости криминалистической характеристики лиц, склонных к совершению ООД, целесообразно выделить следующие элементы в её структуре:

— специфические внешнеповеденческие признаки;

— особенности личности лиц с психическими отклонениями;

— характеристика престиупления: обстоятельства совершения, особенности способа совершения ООД; свойства следов, оставляемых на месте преступления лицами данной категории; особенности непосредственного предмета преступного посягательства.

Знания указанных признаков позволит оперативному работнику, следователю, основываясь на информации, полученной от очевидцев, и показаниях свидетелей, выдвигать обоснованные версии о совершении ООД лицами с аномалиями психики.

Под внешнеповеденческими признаками понимается совокупность признаков внешности человека и его одежды, речевых свойств, эмоциональных признаков, выраженных в индивидуально-типологических особенностях. Так, больной шизофренией или депрессией может быть неряшлив, у пациента с эпилепсией на одежде могут быть следы физиологических отправлений, она может быть загрязнена, а у углов рта следы засохшей крови от прикусов языка во время приступа, у лица, перенесшего ЧМТ, следы от повреждений кожи и оперативных вмешательств. В стадии деменции в случаях шизофрении, эпилепсии, старческих атрофических процессов ГМ налицо внешние признаки снижения интеллекта, бессмысленный взгляд, отсутствие целенаправленного поведения, которое часто бывает не соответствующим реальной ситуации.

Читайте так же:  Возрастные кризисы личности

Для психоаномальных лиц, склонных к совершению ООД, характерны нарушения речевых свойств и аномалии речевой продукции, например:

а) шепелявость, дизартрия (нарушение чёткости произношения при изменениях самого речевого аппарата);

б) повторения одних и тех же слов, в том числе, случайно услышанных (эхалалия);

в) речевая разорванность, то есть бессмысленный набор слов, фрагментарность (отдельные отрывочные, логически не связанные с внешними обстоятельствами, высказывания);

г) нечленораздельность речи (идиотия, имбецильность);

д) примитивность высказываний, «плоский» юмор (этим страдают зависимые от алкоголя);

е) замедленность, скудость, вязкость, обстоятельность речи (она свойственна больным эпилепсией);

ж) чрезмерное употребление уменьшительных слов (ложечка, кроваточка, цветочек – характерно для больных эпилепсией, педиатров и воспитателей детских садов, у двух последних категорий является свойством профессии);

з) быстрые и малопоследовательные переходы от одной мысли к другой (разорванность речи – характерно для шизофрении);

и) речевое возбуждение, чрезмерная говорливость (отличает больных в маниакальной фазе биполярного расстройства);

к) скороговорка и изобилие неологизмов;

л) мутизм (отказ от речи) – чаще у страдающих шизофренией.

Возможно наличие чрезмерной потливости у невротика, синюшности кожи у больных при сердечной декомпенсации, обусловленной сосудистыми заболеваниями, дрожание рук (тремор) у лиц, зависимых от ПАВ в период абстиненции, рассеянный взгляд – у больного эпилепсией сразу после приступа или при исключительных состояниях. Истероидные психопаты стремятся выделиться из общей массы своей одеждой, прической (цвет волос может быть красным, зелёным и т.д.). Для психастенических психопатов свойственна эмоциональная лабильность в виде легко возникающей слезливости, плаксивости, к примеру, при просмотре фильма про войну.

Под особенностями личности психически больных понимают определённые варианты личностных свойств, которые реализуются в отклоняющемся от привычных социальных норм поведении. Например, повышенная возбудимость по малейшему поводу у психопата (лицо с расстройством зрелой личности), заторможенность и злопамятность в обычных ситуациях у эпилептика, нестандартность поведения и речевой продукции у больного шизофренией. Анатомические и функциональные признаки, которые должны настораживать в плане наличия психиатрической патологии:

а) диспластичность, непропорциональность телосложения;

б) двигательное возбуждение (эпилептическая дисфория, зависимость от алкоголя, мания при МДП, а также грубые органические отклонения в психике);

в) нарушение координации движений (олигофрения, алкогольное опьянение, сосудистые заболевания ГМ);

г) замедленность движений (при депрессиях различного генеза);

д) поведение, напоминающее детское у взрослых лиц (пуэрилизм) – при органических поражениях ГМ;

е) чрезмерный эротизм, сексуальность (мориоидные черты) – у лиц с атрофическими процессами ГМ возрастного плана.

Лица с психическими расстройствами, способные к совершению ООД, зачастую отличаются особой жестокостью. Психические отклонения у них (именно поэтому они легко попадают на учёт в психоневрологические учреждения) зачастую выражены настолько ярко, что легко поддаются восприятию («бросаются в глаза») любому человеку. Установление лица, обладающего перечисленными выше признаками и совершившего общественно опасное деяние, дело в большинстве случаев несложное.

Среди других признаков совершения преступлений, кроме особой жестокости, лицами рассматриваемой категории также можно выделить:

— отсутствие предварительной подготовки и попыток установления контакта с жертвой;

— примитивизм преступного поведения;

— совершение однородных преступлений с элементами прямолинейности;

— использование для нанесения повреждений несвойственных для этих целей орудий;

— крайняя дерзость, граничащая с безрассудством;

— учинение циничных надписей кровью жертвы, надругательство над трупом;

— явная избыточность повреждений, несоответствующая реальному сопротивлению;

— разбрасывание внутренних органов;

— бесцельные поджоги, раскапывания могил и некоторые другие обстоятельства, могущие быть основанием для выдвижения версий о совершении преступления лицом, имеющее явное отклонение психики.

У лиц с психическими расстройствами, склонными к ООД, может наблюдаться агрессивное поведение в любой обстановке (дома, в общественных местах, при большом скоплении граждан). В таких случаях с больными приходиться сталкиваться в первую очередь работникам милиции, которые должны пресекать опасные последствия их действий.

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Лучшие изречения: Для студента самое главное не сдать экзамен, а вовремя вспомнить про него. 9783 —

| 7396 — или читать все.

185.189.13.12 © studopedia.ru Не является автором материалов, которые размещены. Но предоставляет возможность бесплатного использования. Есть нарушение авторского права? Напишите нам | Обратная связь.

Отключите adBlock!
и обновите страницу (F5)

очень нужно

14. Уголовная ответственность лиц с психическими расстройствами, не исключающими вменяемость

Статья 22. Уголовная ответственность лиц с психическим расстройством, не исключающим вменяемости

1. Вменяемое лицо, которое во время совершения преступления в силу психического расстройства не могло в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими, подлежит уголовной ответственности.

[3]

2. Психическое расстройство, не исключающее вменяемости, учитывается судом при назначении наказания и может служить основанием для назначения принудительных мер медицинского характера.

15. Судебно-психиатрическая экспертиза свидетелей и потерпевших

Видео удалено.
Видео (кликните для воспроизведения).

Показания свидетелей и потерпевших на предварительном и судебном следствии являются одним из важных доказательств в уголовном процессе.

Согласно УПК РФ (ст. 79), показания свидетеля — сведения, сообщенные им на допросе, проведенном в ходе досудебного производства по уголовному делу или в суде в соответствии с требованиями ст. 187—191 и 278 настоящего Кодекса. Свидетель может быть допрошен о любых относящихся к уголовному делу обстоятельствах, в том числе о личности обвиняемого, потерпевшего и своих взаимоотношениях с ними и другими свидетелями. Свидетелем является лицо, которому могут быть известны какие-либо обстоятельства, имеющие значение для расследования и разрешения уголовного дела, и которое вызвано для дачи показаний.

В связи с такой важностью свидетельских показаний чрезвычайно ответственной является оценка судом их достоверности. Даже добросовестный свидетель, стремящийся как можно точнее воспроизвести в памяти события, очевидцем которых он был, не застрахован от искажения фактов (воздействие эмоций, нарушающее точность запечатления в памяти и последующего изложения событий). В случаях, когда свидетели и потерпевшие психически больны или вызывают сомнение в психической полноценности, назначение судебно-психиатрической экспертизы является обязательным.

Судебно-психиатрическая экспертиза свидетелей и потерпевших не оценивает достоверность и содержание показаний (это компетенция суда), а констатирует психическое состояние лица (потерпевшего или свидетеля) на предмет их способности правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для дела.

Одним из аспектов судебно-психиатрической экспертизы потерпевших является определение возможности лица по психическому состоянию понимать характер и значение совершаемых действий, оказывать сопротивление в криминальной ситуации.

Читайте так же:  Как вернуть жену после развода

При направлении на комплексную судебно-психиатрическую и психологическую экспертизу вопросы могут быть сформулированы следующим образом.

Страдает ли потерпевший или свидетель психическим заболеванием?

Может ли он по психическому состоянию воспринимать обстоятельства дела и давать о них правильные показания?

Не обнаруживает ли он патологической склонности к фантазированию и псевдологии?

Мог ли потерпевший понимать характер и значение совершаемых действий?

Имеются ли у потерпевшего какие-либо личностные особенности, которые оказали влияние на его поведение в криминальной ситуации?

Мог ли потерпевший по психическому состоянию оказывать сопротивление в криминальной ситуации?

По своему психическому состоянию в настоящее время может ли потерпевший участвовать в судебно-следственных действиях?

Вменяемость. Понятие и критерии невменяемости. Уголовная ответственность лиц с психическими расстройствами, не исключающими вменяемости

Обязательным условием уголовной ответственности физического лица, наряду с достижением установленного возраста, является его вменяемость, т.е. способность человека понимать характер своего поведения и руководить своими действиями. Лицо, которое в момент совершения преступления находилось в состоянии невменяемости и потому не отдавало отчета в своих поступках или не руководило ими, не может признаваться в качестве субъекта преступления.

Действующее уголовное законодательство не содержит понятия вменяемости. Но его легко вывести из противоположного понятия — невменяемости, которое отражено в законе (ст. 21 УК РФ), в соответствии с которой, не подлежит уголовной ответственности лицо, которое во время совершения общественно опасного деяния не могло:

— осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо

— руководить им вследствие хронического психического расстройства, временного психического расстройства, слабоумия либо иного болезненного состояния психики (ч.1 ст.21 УК).

Таким образом, можно сделать вывод, что вменяемость напрямую зависит от состояния психики человека и его способности осознавать свои действия, и руководить ими.

Уголовный закон (ст. 21) приводит понятие и условия невменяемости: «Не подлежит уголовной ответственности лицо, которое во время совершения общественно опасного деяния находилось в состоянии невменяемости, т.е. не могло осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими вследствие хронического расстройства, слабоумия или иного болезненного состояния психики». Т.е. состояние невменяемости характеризуется тем, что лицо в момент совершения им общественно опасного деяния не сознает его характера или не может управлять своими действиями вследствие расстройства психики.

Из этого положения закона можно заключить, что вменяемость — это такое состояние психики, при котором человек в момент совершения общественно опасного деяния может осознавать значение своих действий и руководить ими и потому способен быть ответственным за свои действия.

В соответствии со ст. 21 УК состояние невменяемости определяется двумя критериями: медицинским (или биологическим) и юридическим (психологическим). Для признания лица невменяемым необходимо установить оба критерия. На основании заключения экспертизы окончательное решение о признании человека вменяемым или невменяемым выносит суд.

Медицинский критерий невменяемости указывает на различные формы болезненного состояния психики, включающих четыре их вида:

1) хроническое психическое расстройство;

2) временное психическое расстройство;

4) иное болезненное состояние психики.

К хроническим психическим расстройствам относятся трудноизлечимые болезни затяжного характера, связанные с периодическим или постоянным нарастанием болезненных процессов и не поддающиеся полному излечению: паранойя, шизофрения, маниакально-депрессивный психоз, прогрессирующее слабоумие и др.

Временное психическое расстройство — это нестойкое, быстро развивающееся психическое заболевание временного характера, отличающееся внезапным его началом и кратковременностью течения, и заканчивающееся полным выздоровлением, например, белая горячка, алкогольный психоз, патологическое опьянение, патологический аффект, реактивное состояние как результат глубоких эмоциональных переживаний и др. Временное психическое расстройство исключает вменяемость только на период расстройства.

Слабоумие характеризуется неполноценностью умственной деятельности в результате врожденного или приобретенного недоразвития интеллекта. Врожденное слабоумие выражается в олигофрении, которая в свою очередь имеет три степени: наиболее легкая — дебильность, средняя — имбецильность и самая тяжелая — идиотия. Приобретенное слабоумие (деменция) выражается в старческом слабоумии или в слабоумии на почве инфекционного поражения мозга. Практика показывает, что слабоумие в стадии имбецильности всегда дает основание признать невменяемость, Дебильность в легкой форме не исключает вменяемости в отношении совершения многих преступлений, например, против личности, против собственности.

Иное болезненное состояние психики охватывает различные по тяжести временные расстройства психики: острые бредовые и галлюцинаторные состояния, которые могут быть вызваны опасными инфекциями, отравлениями или тяжелыми травмами; наркотизация в период абстиненции; лунатизм и другие состояния, выявляемые с помощью психиатрических и психологических методик и определяющие возможность установления невменяемости или психических расстройств, не исключающих вменяемости (иногда называемых «ограниченная вменяемость»).

Медицинский (биологический) критерий невменяемости устанавливается на основании заключения судебно-психиатрической экспертизы. Для наличия медицинского критерия достаточно одного из упомянутых видов психических расстройств.

Следует иметь в виду, что не болезненные расстройства психической деятельности не должны исключать вменяемость. Примером временного не болезненного изменения психики может служить состояние аффекта (сильного душевного волнения). Сильная, бурно развивающаяся эмоция гнева, ярости, страха может явиться внутренней побудительной силой преступления. У человека в таком состоянии сужено сознание и ограничены возможности руководить своими действиями. Однако физиологический аффект не является болезненным расстройством психики, поэтому не служит критерием невменяемости. Совершение преступления в состоянии аффекта учитывается лишь как признак привилегированных составов убийства и причинения тяжкого или средней тяжести вреда здоровью (ст. ст. 107, 113 УК).

Однако для установления невменяемости необходимо также наличие юридическогокритерия, состоящего из двух элементов:

1) интеллектуального (невозможность осознания фактического характера и общественной опасности своего деяния) и

2) волевого (невозможность руководить своим деянием).

Для признания лица, совершившего общественно опасное деяние невменяемым, достаточно наличие, кроме любого болезненного состояния психики (медицинского критерия), одного из элементов юридического (психологического) критерия (волевого или интеллектуального).

Юридический (психологический) критерий позволяет сделать окончательный вывод о наличии или отсутствии невменяемости.

В соответствии с требованиями ч. 2 ст. 21 УК РФ, к лицу, совершившему предусмотренное уголовным законом общественно опасное деяние в состоянии невменяемости, судом могут быть назначены принудительные меры медицинского характера. Это особые меры, которые не являются наказанием, а служат для защиты общества от общественно опасных действий невменяемых и одновременно для защиты самих лиц, страдающих психическими расстройствами, и их лечения.

Правовым последствием признания лица невменяемым является освобождение его от уголовной ответственности. Однако неспособность лица осознавать фактические обстоятельства своего деяния, его общественную опасность либо руководить своими действиями может быть обусловлена как социально-психологическими, так и психофизиологическими факторами. Отсюда следует различать социальную (возрастную) невменяемость (ч. 3 ст. 20 УК) как следствие отставания несовершеннолетнего в психическом развитии и невменяемость, связанную с психическим заболеванием ко времени совершения общественно-опасного деяния (ст. 21 УК).

Читайте так же:  Кризисы человека по годам

Лица, которые совершили преступление, будучи вменяемыми, а затем заболели психическим заболеванием в период расследования или судебного разбирательства, невменяемыми не признаются. Вместе с тем состояние их здоровья не позволяет применять к ним меры уголовного наказания. Поэтому в таких случаях принимаются соответствующие меры медицинского характера, и наказание назначается после выздоровления. При этом уголовное дело приостанавливается до выздоровления обвиняемого либо, если болезнь признана неизлечимой, прекращается и лицо освобождается от наказания.

Осужденные, расстройство психики которых наступило в период отбывания наказания, направляются для лечения в соответствующие медицинские учреждения Федеральной службы исполнения наказания, срок пребывания в них засчитывается в срок наказания. Осужденные к наказаниям, не связанным с лишением свободы, направляются для лечения в территориальные медицинские учреждения психиатрического профиля. Результаты лечения и характер заболевания позволяют судам решить вопрос о дальнейшем исполнении наказания либо об освобождении лица от дальнейшего отбывания наказания.

Статья 22 УК регулирует вопрос об уголовной ответственности лиц с психическими расстройствами, не исключающими вменяемости. Как следует из ч. 1 ст. 22 УК РФ, если вменяемое лицо в момент совершения преступления в силу психического расстройства не могло в полной мере осознавать фактический характер своих действий (бездействия) либо руководить им, то оно подлежит уголовной ответственности, поскольку остается вменяемым. Психические отклонения иногда называют психическими аномалиями. В литературе для обозначения аномального состояния психикиможно встретить термины «уменьшенная вменяемость» или «ограниченная вменяемость», «пограничная вменяемость».

Расстройства психической деятельности при пограничных состояниях не исключают вменяемости, однако влекут личностные изменения и негативное отклоняющееся поведение. Аномалии психики затрудняют социальную адаптацию человека, снижают его способность отдавать себе отчет в совершаемых действиях и руководить ими.

Такое состояние согласно ч. 2 ст. 22 УК РФ должно учитываться судом при назначении наказания, а также может служить основанием для назначения принудительных мер медицинского характера.

Уголовная ответственность лиц с психическими расстройствами, не исключающими вменяемость — Материалы лекций по судебной психиатрии

Статья 22. Уголовная ответственность лиц с психическим расстройством, не исключающим вменяемости

1. Вменяемое лицо, которое во время совершения преступления в силу психического расстройства не могло в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими, подлежит уголовной ответственности.

2. Психическое расстройство, не исключающее вменяемости, учитывается судом при назначении наказания и может служить основанием для назначения принудительных мер медицинского характера.

[1]

35 Уголовная ответственность лиц с психическим расстройством, не исключающим вменяемости

Статья 22. Уголовная ответственность лиц с психическим расстройством, не исключающим вменяемости

[Уголовный кодекс РФ] [Глава 4] [Статья 22]

1. Вменяемое лицо, которое во время совершения преступления в силу психического расстройства не могло в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими, подлежит уголовной ответственности.

2. Психическое расстройство, не исключающее вменяемости, учитывается судом при назначении наказания и может служить основанием для назначения принудительных мер медицинского характера.

Психические расстройства и определенные состояния психики, оказывающие влияние на интеллектуально-волевую сферу деятельности лица, не всегда лишают его возможности в момент совершения общественно опасного деяния осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) или руководить ими.

Часть первая статьи содержит норму об «ограниченной (уменьшенной) вменяемости», хотя законодатель и не использует этот термин.

Ограниченная вменяемость, так же как и невменяемость, устанавливается с помощью медицинского и юридического критериев.

Медицинский критерий ограниченной вменяемости устанавливается на основе одного из следующих видов психических расстройств: а) хроническое психическое расстройство, б) временное психическое расстройство, в) слабоумие, г) иное болезненное состояние психики, д) различные психопатии (акцентуации характера, расстройство влечений и привычек и т.д.). Психические расстройства, которые не исключают вменяемости, именуются психическими аномалиями.

У юридического критерия ограниченной вменяемости, так же как и у юридического критерия невменяемости, выделяют интеллектуальный и волевой элементы (признаки). Интеллектуальный признак означает, что лицо в момент совершения преступления не способно в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия). Волевой признак заключается в том, что лицо не способно в полной мере руководить своим поведением. Для наличия юридического критерия ограниченной вменяемости достаточно установить один из указанных элементов.

Ограниченная вменяемость устанавливается судом на момент совершения преступления на основании заключения комплексной судебной психолого-психиатрической экспертизы.

Ограниченная вменяемость не исключает уголовной ответственности, но может учитываться судом в качестве обстоятельства, смягчающего наказание.

Психическое расстройство, не исключающее вменяемости, в определенных случаях является основанием для назначения принудительных мер медицинского характера. Эти меры применяются к лицу, признанному ограниченно вменяемым, наряду с наказанием при наличии условий, предусмотренных ч. 2 ст. 97 УК, и только в форме амбулаторного принудительного наблюдения и лечения у психиатра.

36 Стадии преступления

Преступление как разновидность поведения человека протяженно во времени и пространстве, обладает его психофизиологическими и психическими свойствами. Физической активности в виде действия либо воздержания от него (бездействия) предшествует психологический процесс мотивации, определение цели (целеполагания) и принятие решения.

Конечным итогом механизма мотивации и целеполагания является принятие решения по свободному выбору — совершать либо не совершать определенное деяние.

Преступное поведение отличается от непреступного не по механизму детерминации, а по содержанию. Цели, мотивы, принятие решения направлены на совершение общественно опасного деяния. Они формируют вину — умысел либо неосторожность как психическое отношение к общественно опасному деянию.

В умышленных преступлениях появление намерения совершить преступление именуется формированием умысла, замышлением преступления, иначе — так называемый «голый умысел».

В рабовладельческом и феодальном праве само замышление преступления в отношении представителей верховной власти признавалось тяжким преступлением (равно как и богохульство). Дореволюционному Уложению о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г. также была известна наказуемость замышления преступления. Статья 241 устанавливала наказание в виде смертной казни и лишения всех прав состояния за «всякое злоумышление против жизни, здоровья и чести государя императора, за умысел свергнуть его с престола, лишить свободы и верховной власти либо ограничить права оной или учинить его священной особе какое-либо насилие».

В действительности формирование умысла (злоумышление) как не объективированный вовне психологический процесс не может быть предметом уголовно-правовых отношений. Общепризнанный принцип уголовного права гласит: «Cogitations poenam nemo patitur» («Мысли ненаказуемы»). Безнаказанность формирования умысла проистекает из международного и конституционного права свободы мыслей и убеждений.

По тем же основаниям не имеет уголовно-правового значения обнаружение умысла вовне в словах, письменно, конклюдентными действиями. Обнаружение умысла не общественно опасно потому, что не является стадией совершения преступления, никоим образом не способствует продвижению к задуманной цели. В самом по себе обнаружении умысла не содержится никакой общественной опасности. Часто такое обнаружение даже мешает исполнению задуманного, ибо намерение «злоумышленника» становится достоянием третьих лиц. Поэтому содержавшееся в литературе по Общей части уголовного права 50-х гг. утверждение о том, что обнаружение умысла является первой стадией совершения преступления, надо признать ошибочным. Тем более неприемлемо какое-либо преследование обнаружения умысла.

Читайте так же:  Различные виды деятельности и общение детей

В Уложении о наказаниях уголовных и исправительных ст. 7 гласила: «Изъявление на словах, или письменно, или же иным каким-либо действием намерения учинить преступление почитается признаком умысла. К числу таких признаков принадлежат угрозы, похвальбы и предложения сделать какое-либо зло».

В приведенной норме неосновательно смешивались обнаружение умысла, угроза, похвальба и предложение совершить преступление. Угроза опасна психическими травмами потерпевшему и потому как общественно опасная в ряде случаев преследуется в уголовном порядке (угроза убийством или нанесением тяжкого вреда здоровью, угроза при вымогательстве и др.). При этом для состава угрозы совсем не требуется действительного умысла убить или учинить другое насилие против потерпевшего. Ее цель — добиться нужного для угрожающего лица поведения потерпевшего под влиянием психического насилия. Что же касается предложения совершить преступление, то это не обнаружение умысла, а соучастие в виде подстрекательства либо пособничества в соответствующем преступлении.

Обнаружение умысла в равной мере нельзя отождествлять со «словесными» преступлениями типа «призывов», «пропаганды», клеветы, оскорбления и т.п. Каждое из этих преступлений посягает на свой объект — мир и безопасность человечества (ст. 354 УК РФ), конституционный строй (ст. 280 УК РФ), честь и достоинство личности (ст. 129, 130 УК РФ) и т.д.

Если обнаружение умысла никакого ущерба правоохраняемым интересам не причиняет, то в случае с приведенными преступлениями такой ущерб налицо.

Уместно заметить, что криминализация «словесных» преступлений и преследование за них таят в себе определенную возможность нарушений законности. Печально известная норма о контрреволюционной пропаганде, а позже антисоветской агитации и пропаганде часто использовалась в период сталинских репрессий, в 70-е и даже 80-е гг. — для преследования инакомыслия.

В 1991 г. Прокуратура г. Москвы опротестовала решение префекта Центрального округа столицы, которым запрещалась деятельность Союза писателей РСФСР и опечатывалось помещение Союза на том основании, что руководители данной организации «идеологически обеспечивали путч и поддерживали тем самым деятельность ГКЧП» (Государственный комитет по чрезвычайному положению). «Идеологическое обеспечение» в форме одобрения деятельности ГКЧП сродни «идеологической диверсии», на оснований которой осуществлялась незаконная репрессивная политика в 30-х гг. В том же 1991 г. ряд прокуроров областей и краев РСФСР поспешили возбудить уголовные дела в отношении лиц (так называемых «симпозантов»*(410)), которые выражали словесную и в печати поддержку ГКЧП. С полным основанием Прокуратура РСФСР прекратила эти дела за отсутствием в действиях этих лиц составов преступлений.

Изложенное позволяет сделать ряд заключений: 1) сформирование умысла на совершение преступления находится вне пределов уголовно-правовых отношений; 2) обнаружение умысла не есть стадия совершения преступления; 3) обнаружение умысла нельзя смешивать с угрозой совершения преступления, подстрекательством к совершению преступления или призывами и иными «словесными» преступлениями, предусмотренными в уголовном законе.

Стадии совершения преступления — это этапы, которые проходит преступление в своем развитии от начала (подготовительных действий) до конца (наступления общественно опасных последствий).

Таких стадий (этапов) три: 1) подготовительный к совершению преступления; 2) исполнение объективной стороны состава и 3) окончание преступления с наступлением общественно опасных последствий.

Следует отметить, что в учебниках, как правило, отождествляются стадии совершения преступления и неоконченные ввиду «вынужденной» прерванности преступления. Соответственно и главы учебников называются «Стадии совершения преступления», а не как в УК РФ «Неоконченное преступление». Отсюда первая стадия совершения преступления именуется не подготовительными действиями (бездействием), а приготовлением к преступлению, вторая стадия — не исполнением объективной стороны состава, а покушением на преступление. Между тем приготовление к преступлению, как следует из ст. 30 УК РФ, состоит из умышленных подготовительных действий и прерванности их до начала исполнения состава преступления по не зависящим от лица обстоятельствам. Без такой прерванности приготовление преступления отсутствует. Аналогичное положение с покушением — это прерванное исполнение состава преступления. Прерванные этапы совершения преступ-ления не могут по своей сути вести к оконченному преступлению. Стадии же как этапы совершения преступления исключают их прерванность.

Уголовно-правовое значение имеют стадии лишь умышленного преступления. Конечно, неосторожные преступления также имеют временную и пространственную протяженность. Однако ввиду того, что неосторожные поступки до наступления вредных последствий в уголовно-правовом отношении нейтральны, так как не создают общественной опасности, стадии их совершения не криминализируются Уголовным кодексом. Например, если водитель автомашины нарушил правила дорожного движения и создал аварийную обстановку на шоссе, но ущерб никому причинен не был, он будет подвергаться административному взысканию, но не наказываться за покушение на неосторожное преступление.

Стадии совершения умышленного преступления имеют значение для квалификации содеянного с точки зрения того, окончено либо не окончено преступление, а если не окончено, то на какой стадии было прервано — приготовительных действий либо исполнения объективной стороны состава.

Видео удалено.
Видео (кликните для воспроизведения).

При этом следует учитывать, что каждая предшествующая стадия совершения преступления поглощается последующей и самостоятельного квалификационного значения не имеет. Иными словами, если лицом вначале совершены подготовительные действия, затем оно посягает на жизнь человека и в итоге убивает его, оно будет привлечено к ответственности за оконченное убийство, которым поглощаются и приготовительная стадия, и стадия исполнения состава до его окончания.

Источники


  1. Энциклопедия современной женщины. Семья и карьера. — М.: Мир книги, 2002. — 350 c.

  2. Крэйг, Стивен 6 мужей для каждой жены. Меняйтесь вместе, если хотите остаться вместе! / Стивен Крэйг. — М.: София, 2017. — 352 c.

  3. Кашук, Лариса Язык любви: Любовная открытка XX века / Лариса Кашук. — М.: СЛОВО/SLOVO, 2009. — 224 c.
  4. Пол, Джордан Как вылечить отношения. Главная книга любовников и супругов / Джордан Пол , Маргарет Пол. — М.: Прайм-Еврознак, 2016. — 320 c.
  5. Альбисетти, Валерио Любовь. Как оставаться вместе всю жизнь / Валерио Альбисетти. — М.: Паолине, 2014. — 160 c.
Лица с психическими расстройствами
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here