Ответственность лиц с психическими расстройствами

Самое важное по теме: "ответственность лиц с психическими расстройствами" с профессиональной точки зрения. Мы собрали, агрегировали и представили в доступном виде всю имеющуюся по теме информацию и предлагаем ее к прочтению.

Ответственность лиц с психическими расстройствами. Принудительные меры медицинского характера: виды, порядок назначения, изменения и прекращения

Ограниченная вменяемость

[3]

– на сегодняшний день это психические расстройства, не исключающие вменяемости – ст. 22 УК.

1. психические расстройства (например, имбицилию, шизофренические дефекты, некоторые стадии опьянения)

2. расстройства непсихического уровня, которые называются аномалии психики (алкоголизм, заболевания центральной нервной системы)

3. не болезненные, но аномальные психические состояния и процессы (например, холерики и меланхолики, состояние аффекта, тяжело протекающую беременность).

Практика к этим расстройствам относит первые 2 группы.

Критериев ограниченной вменяемости 2:

• медицинский – наличие трех групп психических расстройств

• юридический: интеллектуальный характер – не в полном объеме понимает характер совершаемых действий – и волевой – не в полном объеме руководит своими действиями.

На сегодняшний день ограниченная вменяемость – разновидность вменяемости, следовательно она не исключает уголовной ответственности, но может быть либо смягчающим обстоятельством, либо учтена при избрании меры наказания в характеристике личности, либо может быть основанием для применения принудительных мер медицинского характера.

С точки зрения Шишкова – принудительные меры лечения таких лиц – нарушение Конституции и закона «О псих.помощи», а также такие болезни как наркомания и алкоголизм можно вылечить только по желанию, добровольно.

Принудительные меры медицинского характера

— меры государственного принуждения, назначаемые по постановлению или приговору суда страдающим психическими расстройствами лицам, совершившим общественно опасное деяние, и заключающиеся в психиатрическом лечении указанных лиц.

Принудительные меры медицинского характера назначаются только судом и имеют своей целью излечение лиц или улучшение их психического состояния, а также предупреждение совершения ими новых общественно опасных деяний. Эти меры не являются наказанием и не выражают отрицательной оценки деяния со стороны государства.

Уголовный закон России устанавливает исчерпывающий перечень оснований назначения лицу принудительных мер медицинского характера:

— совершение лицом общественно опасного деяния, предусмотренного статьями Особенной части Уголовного кодекса РФ, в состоянии невменяемости.

— наступление у лица, после совершения преступления психического расстройства, делающего невозможным назначение или исполнение уголовного наказания.

— совершение преступления лицом, страдающим психическими расстройствами, не исключающими вменяемости.

— совершение преступления против половой неприкосновенности несовершеннолетнего, не достигшего четырнадцатилетнего возраста лицом в возрасте старше восемнадцати лет, страдающим расстройством сексуального предпочтения (педофилией), не исключающим вменяемости.

Принудительные меры медицинского характера назначаются судом только в тех случаях, когда лица, которым они назначены, представляют в силу психического расстройства опасность для себя или окружающих, либо они способны причинить иной существенный вред. В отношении иных лиц суд вправе передать необходимые материалы в органы здравоохранения для решения вопроса о лечении этих лиц или направлении их в психоневрологические учреждения социального обеспечения в порядке, предусмотренном законодательством Российской Федерации о здравоохранении.

В ст. 99 УК устанавливает исчерпывающий перечень видов принудительных мер медицинского характера:

— амбулаторное принудительное наблюдение и лечение у психиатра — может быть назначено лицу, которое по своему психическому состоянию не нуждается в помещении в психиатрический стационар.

— принудительное лечение в психиатрическом стационаре общего типа — может быть назначено лицу, которое по своему психическому состоянию нуждается в стационарном лечении и наблюдении, но не требует интенсивного наблюдения.

— принудительное лечение в психиатрическом стационаре специализированного типа — может быть назначено лицу, которое по своему психическому состоянию требует постоянного наблюдения.

— принудительное лечение в психиатрическом стационаре специализированного типа с интенсивным наблюдением — может быть назначено лицу, которое по своему психическому состоянию представляет особую опасность для себя или других лиц и требует интенсивного и постоянного наблюдения.

Папиллярные узоры пальцев рук — маркер спортивных способностей: дерматоглифические признаки формируются на 3-5 месяце беременности, не изменяются в течение жизни.

Опора деревянной одностоечной и способы укрепление угловых опор: Опоры ВЛ — конструкции, предназначен­ные для поддерживания проводов на необходимой высоте над землей, водой.

Организация стока поверхностных вод: Наибольшее количество влаги на земном шаре испаряется с поверхности морей и океанов (88‰).

Теория состава преступления

Ограниченная вменяемость. Уголовная ответственность лиц с психическим расстройством, не исключающим вменяемости

Правовая регламентация ограниченной вменяемости находит свое выражение в ч. 1 ст. 22 УК РФ. В ней предусматривается возможность привлечения к уголовной ответственности лиц, которые во время совершения преступления в силу психического расстройства, не исключающего вменяемости, не могли в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить своими поступками.

Анализ ст. 22 УК РФ позволяет выделить юридический и медицинский критерии ограниченной вменяемости.

К юридическому критерию относятся, во-первых, невозможность в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий или бездействия (интеллектуальный признак), во-вторых, невозможность в полной мере руководить своими поведенческими реакциями (волевой признак).

В качестве медицинского критерия ограниченной вменяемости законодатель указывает на наличие у лица психического расстройства.

Статья 22 УК РФ отражает весьма часто встречающиеся жизненные ситуации, когда преступления совершаются лицами, страдающими различными формами психопатии, легкими формами дебильности, неврозами и т.п. Аномалии психики влияют на нервную систему таким образом, что субъект оказывается не в состоянии в полной мере осознавать фактический и социальный характер своего поведения. Естественно, что такие люди не могут отвечать за совершение преступления наравне с психически здоровыми людьми. Поэтому в ч. 2 ст. 22 УК РФ содержится предложение судам учитывать данное психическое состояние лица при назначении наказания, а также рекомендация применять к таким лицам принудительные меры медицинского характера.

Психическое расстройство, не исключающее вменяемости, но затрудняющее способность понимать характер, значение и последствия своих действий (бездействия) либо воздержаться от преступного деяния, может признаваться судом обстоятельством, смягчающим наказание.

Вместе с тем ограниченная вменяемость может быть не принята во внимание судом и не оказать влияния на меру наказания.

В свое время еще Н.С. Таганцев утверждал: «Представляется не только излишним признавать ограничено вменяемого заслуживающим снисхождения, но и нежелательным, ввиду неопределенности односторонности самого понятия «ограниченная вменяемость». С одной стороны, глупость, опьянение, душевная неуравновешенность и прочее имеют так много степеней и оттенков, что самые пределы ограниченной (уменьшенной) вменяемости представляются слишком слабо очерченными, а с другой стороны, далеко не всегда в подобных состояниях можно приискать основания для уменьшения наказания, нравственное притупление, психическая неуравновешенность, психическое вырождение могут проявляться в таких кровавых злодеяниях, что даже самые крайние сторонники антрополого-психиатрических воззрений на преступность не решаются рекомендовать в таких случаях снисходительности, а предлагают к ним усиленные меры охраны» 1 Таганцев Н.С. Русское уголовное право. Т. 1. — Тула: Автограф. 2001. — С. 340. .

Из анализа положений ст. 22 УК РФ можно сделать следующие выводы.

[2]

1. Закон не признает какого-либо третьего состояния между вменяемостью и невменяемостью, и лицо, которое во время совершения преступления в силу психического расстройства не могло в полной мере осознавать общественную опасность своего поведения и руководить им. признается вменяемым.

[1]

2. Вменяемое лицо, которое во время совершения преступления не могло в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими, подлежит уголовной ответственности.

Читайте так же:  Навязчивые мысли проходят

3. Наличие у виновного психических расстройств, не исключающих вменяемости. учитывается судом при назначении наказания. Однако сделать вывод об обязательном смягчении наказания к лицу данной категории нельзя, так как среди смягчающих обстоятельств, перечисленных в ст. 61 УК РФ, указанное обстоятельство не упомянуто.

14. Уг. Ответственность лиц, страдающих психическим расстройством, не исключающим вменяемости.

Условия привлечения к уг. ответственности лиц, имеющих психическое расстройство, не исключающее вменяемости — ст. 22 УК.

Данное расстройство в целом не лишает лицо способности осознавать фактический характер и обществ. опасность своих действий (бездействия) или руководить ими. Лицо продолжает оставаться вменяемым, но юридические критерии вменяемости у него снижены.

Состояние субъекта преступления, которое вследствие наличия психического расстройства обладает чертами подавления сознания или воли. Может выражаться в неполноценной способности осознавать фактический характер и общественную опасность деяния или в неполноценной возможности руководить своими действиями.

Лицо, совершившее прест. в этом состоянии, подлежит уг. ответственности, т.к. общие признаки вменяемости в момент совершения прест. присутствовали. Но оно заслуживает определенного снисхождения, поскольку совершению преступления способствовала психологическая подавленность воли или сознания. Это должно учитываться при назначении наказания.

Наличие психического расстройства, не исключающего вменяемости, может служить основанием для назначения лицу принудительных мер медицинского характера, соединенных с исполнением наказания. В соответствии с ч. 2 ст. 99 УК такой мерой является амбулаторное принудительное наблюдение и лечение у психиатра.

12. Субъект прест. Возраст как признак субъекта прест.

Критерии субъекта прест.,— лица, подлежащего уг ответственности, установлены в ст. 19 УК.

Субъект прест. – элемент состава, обладающий способностью осознавать свои поступки и отвечать за их совершение. Качества лица, которое может быть привлечено к уг. ответственности: -вменяемость — способность осознавать характер и значение своих действий и руководить ими; достижение определенного возраста (возраст, с которого наступает уг. ответственность за большинство преступлений, 16 лет).

При отсутствии одного из этих условий лицо не подлежит уголовной ответственности.

Общий возраст, с которого наступает уг. ответственность, 16 лет (ч. 1 ст. 20 УК). Для преступлений со специальным субъектом может быть установлен возраст свыше 16 лет, например, вовлечение несовершеннолетних в преступную деятельность (ст. 150 УК) может быть совершено только лицом, которому исполнилось 18 лет.

Специальный субъект — лицо, совершившее прест., обладающее кроме общих для всех критериев возраста и вменяемости специфическими признаками.

Признаки должны быть предусмотрены в диспозиции состава преступления.

Виды специальных субъектов:

-характеризующие правовой статус лица, совершившего прест. (нахождение на службе);

-характ. должность или профессию лица;

-характеризующие пол, возраст, состояние здоровья (изнасилование может быть совершено только мужчиной);

-характеризующие взаимоотношения обвиняемого и потерпевшего (обязанность содержать).

Пределы уг. ответственности несовершеннолетних: безусловно ненаказуемых (до 14 лет), ответственных только за некоторые виды тяжких и особо тяжких прест. (14-16 лет) и подлежащих уг. ответств. на общих основаниях (с 16 лет).

Лица, в возрасте от 14 до 16 лет, подлежат ответственности за некоторые виды умышленных прест., (ч. 2 ст. 20 УК): убийство, умышленное причинение тяжкого и средней тяжести вреда здоровью, похищение человека, изнасилование, насильственные действия сексуального характера, кражу, грабеж, разбой, вымогательство, угон, умышленные уничтожение или повреждение имущества при отягчающих обстоятельствах, терроризм, захват заложника, заведомо ложное сообщение об акте терроризма, хулиганство при отягчающих обстоятельствах, вандализм, хищение либо вымогательство оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств, хищение либо вымогательство наркотических средств или психотропных веществ, приведение в негодность транспортных средств или путей сообщения.

Если несовершеннолетний достиг возраста 14 или 16 лет, но вследствие отставания в психическом развитии, не связанного с психическим расстройством, во время совершения обществ. опасного деяния не мог в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими, он не подлежит уг. ответственности (ч. 3 ст. 20 УК).

Уголовная ответственность лиц с психическим расстройством, не исключающим вменяемости

При рассмотрении проблем, связанных с субъектом преступления, одним из малоисследованных вопросов, решение которого представляет большое теоретическое и практическое значение, является изучение преступного поведения лиц с психическим расстройством, не исключающим вменяемости.

Впервые в отечественном уголовном законодательстве, наряду с понятиями вменяемости и невменяемости, нашла свое отражение новая норма (ст. 22 УК РФ 1996 г.). Суть данной законодательной новеллы состоит в том, что если вменяемое лицо во время совершения преступления в силу психического расстройства не могло в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своего деяния либо руководить им, оно подлежит уголовной ответственности.

В свою очередь, психическое расстройство, не исключающее вменяемости, учитывается судом не только при назначении наказания, но и служит основанием для применения принудительных мер медицинского характера. Степень же влияния различных внешних обстоятельств и окружающей среды на уголовное наказание, как правило, определяется наличием той или иной психической болезни, глубиной расстройства психики лица, совершившего преступление, и возможностью им осознавать и понимать свое поведение и руководить им.

Несмотря на то, что способность осознавать общественно опасный характер своих действий и возможность руководить ими в силу психического расстройства у данных лиц несколько ограничены по отношению к правонарушителям, которые совершили преступное деяние, не страдая психическими расстройствами, т. е. были полностью вменяемыми, это обстоятельство не устраняет установления их виновности и привлечения к уголовной ответственности и наказания, а это значит, что они являются субъектами того или иного совершенного ими преступления.

Вместе с тем при применении данного института на практике возникает много трудностей и проблем, объясняемых его новизной и противоречивостью некоторых положений, требующих дополнений и уточнений.

В юридической, медицинской и другой литературе институт «уменьшенной» [94] , «ограниченной» [95] , «пограничной» [96] , «относительной» и т. п. вменяемости всегда вызывал самые оживленные споры и дискуссии среди отечественных и зарубежных юристов, ученых и практиков, а также представителей других наук, в частности судебной психиатрии и психологии.

Заметим, что институт уменьшенной вменяемости давно имел место в уголовном законодательстве зарубежных государств, хотя и трактовался по-разному. Так, уменьшенная (ограниченная) вменяемость предусмотрена, например, в Австрии, Венгрии, Дании, Италии, Польше, Финляндии, ФРГ, Франции, Швейцарии, Югославии, Японии и других странах [97] , которая, как правило, является основанием для снижения субъекту преступления уголовного наказания.

Особо следует заметить, что в юридической и медицинской литературе рассматриваемые психические расстройства, не исключающие вменяемости, отождествляются с психическими аномалиями [98] , в связи с тем, что данные понятия представлены как равнозначные и не противоречащие друг другу, когда речь идет о лице, совершающем общественно опасное деяние и являющемся субъектом преступления. При психических аномалиях, не исключающих вменяемости, сохраняется не только связь с внешним миром, но и детерминация всей психической деятельности и поступков человека, хотя и имеют место определенные искажения [99] .

Читайте так же:  Потерял работу депрессия

Уголовно-правовая оценка психических аномалий и психические особенности лица, совершившего преступление, отмечает Р. И. Михеев, представляют довольно большую сложность в правоприменительной практике, так как лица с психическими расстройствами вследствие снижения сознательно-волевой регуляции совершают неадекватные ошибочные действия [100] .

В УК РФ 1996 г. термины «уменьшенная», «ограниченная», «пограничная» и т. п. вменяемость не используются. По существу ст. 22 УК РФ, предусматривающая уголовную ответственность лиц с психическим расстройством, не исключающим вменяемости, раскрывает институт так называемой уменьшенной (ограниченной) и другой вменяемости. Таким образом, в данной статье речь идет о психических аномалиях, не исключающих вменяемости субъекта преступления, что не устраняет установления его вины в совершении им общественно опасного деяния. Само же лицо с психическим расстройством, не исключающим вменяемости, которое в силу данного болезненного состояния не могло в полном объеме осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий или руководить ими, представляя и определенную опасность для общества и граждан, подлежит уголовной ответственности и наказанию за совершенное преступление.

Психические аномалии в определенных условиях ослабляют механизм внутреннего контроля, облегчают совершение случайных, непродуманных, в том числе противоправных, поступков, что довольно часто может привести к совершению преступления [101] .

При этом психические отклонения с болезненной патологией повышают не только опасность аномального субъекта преступления, но в то же время ограничивают его способность сознавать свои действия и руководить ими правильно и с определенным значением [102] .

Лицо с психическим расстройством, не исключающим вменяемости, совершая преступление, предполагает виновное отношение к своему поведению, так как оно способно, хотя и не в полной мере, осознавать и понимать характер своих действий и конкретную ситуацию, в которой оно находится, а также контролировать свое противоправное поведение. Не случайно при доказанности вины и при наличии признаков субъекта преступления, а также самого состава уголовная ответственность таких лиц наступает на общих основаниях, как например в тех случаях, когда совершает общественно опасное деяние вменяемое лицо.

Ст. 22 УК РФ прежде всего имеет в виду наиболее распространенные психические расстройства, не исключающие вменяемости: олигофрения (легкой степени), различные формы неврозов (неврастения, истерия, психастения), психозы, например алкогольные, психопатии, органическое поражение центральной нервной системы и другие психические аномалии. Эти психические расстройства существенно уменьшают способность лица контролировать свое поведение, ведут к резкому снижению общего интеллекта и волевой сферы, а также затрудняют, хотя полностью не исключают, мыслительный процесс и волю лица во время совершения им преступления.

В медицинской и юридической литературе, а также судебно-следственной практике отмечается преобладание лиц, болеющих различными неврозами, которые представляют группу психических расстройств, возникают в результате психических травм и сопровождаются нарушением общего самочувствия и различных соматове-гетативных функций, эмоциональной неустойчивостью, повышенной психической истощаемостью при достаточной оценке окружающего и осознании своего болезненного состояния [103] .

В свою очередь, отрицательное состояние психического здоровья населения России в настоящее время создает определенные условия для совершения лицами с аномальными отклонениями на фоне общего роста преступности самых различных общественно опасных деяний.

Так, в докладе Уполномоченного по правам человека в РФ указано, что за последнее десятилетие в нашей стране отмечается рост зарегистрированных нервно-психических расстройств среди различных слоев населения. При этом возросло число инвалидов с психическими расстройствами более чем на треть, что составляет около 700 тыс. человек.

Увеличение количества лиц с психическими расстройствами как бы условно образует своеобразный криминальный резерв аномальных правонарушителей, которые под воздействием негативных обстоятельств и окружающей среды могут совершить какие-либо преступления различной опасности.

Видео (кликните для воспроизведения).

Данная категория лиц привлекается к уголовной ответственности, в принципе, на общих основаниях, как и абсолютно вменяемые правонарушители, хотя психические расстройства не позволяют указанным субъектам полностью осознавать происходящее в объективной реальности при совершении ими какого-либо преступления. Само привлечение к уголовной ответственности как реакция государства на совершенное преступление в отношении виновного вменяемого лица, нарушившего уголовно-правовые запреты и противопоставившего свои интересы общественным, таким образом, касается лиц с психическим расстройством, не исключающим вменяемости, которые не могли в полной мере осознавать характер и общественную опасность своего поведения или руководить им.

В свою очередь, каждое лицо, совершившее преступное деяние, должно получить от имени государства не только соответствующую общественно-политическую, но, в первую очередь, уголовно-правовую оценку в зависимости от характера и степени общественной опасности преступления и причиненного вреда (ущерба) общественным отношениям. Не исключением в данном случае является и аномальный субъект преступления, разумеется, при доказанности его вины в совершении преступного деяния.

Таким образом, уголовная ответственность в отношении лиц с психическим расстройством, не исключающим вменяемости, как и при полной вменяемости, наступает, когда лицом совершается конкретное общественно опасное деяние, так как и в первом, и во втором случаях налицо субъект преступления, который отсутствует при совершении уголовного деяния невменяемым лицом при наступлении или отсутствии вредных последствий.

Вместе с тем психическое расстройство, не исключающее вменяемости, хотя и снижает возможность осознанно оценивать лицом общественную опасность своих действий либо руководить ими, однако данное обстоятельство не препятствует следствию и суду в каждом конкретном случае устанавливать его виновность, которая является и может служить условием для наступления уголовной ответственности. Поэтому при наличии признаков правонарушителя — возраста и вменяемости — можно говорить об аномальном субъекте преступления, совершившим общественно опасное деяние, и установлении его виновности с последующим привлечением к уголовной ответственности, а в дальнейшем и к наказанию.

Вопрос об уголовной ответственности в рассматриваемом нами случае возникает только тогда, когда есть субъект преступления, в отношении которого установлена вина по поводу инкриминируемого ему общественно опасного деяния. Вина же, в свою очередь, устанавливается только в том случае, если лицо, совершившее преступление, вменяемо, на чем делает акцент законодатель в диспозиции ч. 1 ст. 22 УК РФ.

Следовательно, вменяемость рассматриваемого субъекта преступления предполагает, несмотря на психические отклонения, в то же время и определенную сумму психических и психологических возможностей осознанно совершать правонарушения различной степени общественной опасности, что и составляет ее внутреннее содержание. Даже наличие у такого лица психических расстройств, которые не дают ему возможности, в полной мере осознавать и понимать фактическую сторону, социальную значимость и общественную опасность своих преступных действий либо руководить ими, в отличие от невменяемого, позволяет говорить об установлении его виновности.

Определенную специфику в отношении аномальных субъектов преступления наряду с уголовной ответственностью имеет правильное применение к ним наказания, которое должно быть определено судом в соответствии с принципом справедливости (ст. 6) и общих начал его назначения (ст. 60) по УК РФ. В этом случае, хотя данная категория субъектов преступления и представляет определенную опасность для общества и его граждан, они вряд ли могут нести уголовное наказание наравне с психически здоровыми преступниками. Данное обстоятельство не исключает дифференцированного подхода к аномальному правонарушителю с учетом его психических отклонений и совершенного им общественно опасного деяния в каждом конкретном случае.

Читайте так же:  Прощено и забыто

Совершение лицом с психическим расстройством, не исключающим вменяемости, преступления влечет как уголовную ответственность, так и отбывание наказания, а само психическое отклонение учитывается судом и может служить основанием, согласно ч. 2 ст. 22 и ст. 97 УК РФ, для назначения, как было отмечено, принудительных мер медицинского характера.

Проведенное исследование нового института в нашем уголовном законодательстве в рамках ст. 22 УК РФ, а также изучение судебно-психиатрической и судебно-следственной практики позволили прийти к выводу о необходимости проведения дальнейших комплексных исследований по изучению субъекта преступления с психическим расстройством, не исключающим вменяемости, а также вопросов уголовной ответственности и наказания в отношении данной категории лиц.

Не последнее место в этой связи должно занимать и совершенствование уголовного закона, который требует своего принципиального уточнения и дополнения, а также закрепления в нем пограничного понятия между вменяемостью и невменяемостью, т. е. так называемого условно института «уменьшенной (ограниченной) вменяемости» и его критериев.

Реализация данных предложений и ранее указанных, в свою очередь, позволит в судебно-следственной практике избежать имеющихся ошибок, а также более всесторонне, полнее и объективнее исследовать все обстоятельства дела в отношении лиц с психическим расстройством, не исключающим вменяемости, как субъектов преступления, которые при доказанности вины подлежат уголовной ответственности и наказанию в соответствии со ст. 22 УК РФ.

Российское уголовное право

Уголовная ответственность лиц с психическими расстройствами, не исключающими вменяемости

Статья 22 УК РФ вводит в рамки уголовного права (а следовательно, и процесса) третью фигуру, способную совершить общественно опасное деяние: лицо с психическими расстройствами, не исключающими вменяемости. Смысл этого нововведения заключен в последовательном воплощении в правоприменительную практику принципа справедливости.

В литературе по уголовному праву, учитывая в том числе и законодательную формулировку ст. 22 УК, принято считать, что психические расстройства, не исключающие вменяемости, составляют разновидность последней. Субъект считается вменяемым, но с психическими отклонениями, не достигающими степени патологии (болезни). Высказывается также мнение, что рассмотрение психических расстройств, не исключающих вменяемости, иначе называемых в литературе психическими аномалиями, должно исключать признание лица частично вменяемым, так как не может быть «частичного» субъекта преступления. Кроме того, отдельные авторы полагают, что проблема психических аномалий вообще не имеет отношения к признакам субъекта преступления.

Мнения относительно аномального субъекта не совсем справедливы. Во-первых, аномальный субъект, как установлено в формуле ст. 22 УК, не в полной мере может осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий либо руководить ими. Такая схема не укладывается в понятие вменяемости и не соответствует понятию невменяемости. Следовательно, психическая аномальность создает третью, промежуточную между вменяемым и невменяемым субъектом, фигуру, способную, однако, нести уголовную ответственность.

Во-вторых, психические аномалии вовсе не образуют «частичного» субъекта преступления, но лишь свидетельствуют о его характеристике.

В-третьих, психические аномалии точно так же являются характеристикой субъекта преступления, как вменяемость или невменяемость. Если считать, что психическая аномальность вообще не имеет отношения к признакам субъекта преступления, тогда с таким же успехом можно говорить о вменяемости или невменяемости, которые, однако, признаются в качестве таковых признаков.

В норме ст. 22 УК речь идет о вменяемом лице, т.е. таком, которое в целом могло сознавать общественную значимость своего поведения и руководить им. Психика такого лица вместе с тем отягчена аномалиями, именуемыми в законе психическими расстройствами, которые затрудняют возможность осознания фактического характера и общественной опасности своих действий либо руководства ими, хотя полностью такую возможность не устраняют.

По шаблону вменяемости и невменяемости целесообразно выделить юридический и биологический критерии аномальности (психических расстройств, не исключающих вменяемости).

Юридическим критерием аномальности является невозможность в полной мере осознавать общественную значимость поведения (интеллектуальный момент) либо невозможность в полной мере руководить своим поведением (волевой момент).

Невозможность в полной мере осознавать фактический характер и общественную значимость своих действий либо руководить ими означает, что субъект, в силу неуравновешенности психических процессов, излишне эмоционально, неадекватно реагирует на стрессовую ситуацию, не будучи в состоянии в данный момент аффективного взрыва соразмерить свои поведенческие реакции с требованиями нормы, либо, в силу заторможенности психических процессов, не в состоянии принять необходимое решение в экстремальной ситуации.

Указывая на возможности субъекта сознавать общественно значимый характер своего поведения и руководить им, закон употребляет союз «либо». С позиций грамматического толкования союз «либо» означает, что для признания лица находящимся в состоянии расстройства психики, не исключающего вменяемости, достаточно какого-либо одного критерия. Субъект может, например, сознавать общественную опасность своего поведения, но в силу психических аномалий его возможность руководить своими действиями затруднена.

Возможность осознавать фактический характер и общественную значимость совершенного либо руководить своими действиями закон связывает с наличием психических расстройств, о чем свидетельствует термин «в силу». Психические расстройства, не исключающие вменяемости (аномалии психики), составляют биологический критерий аномальности. В отличие от невменяемости такие расстройства не носят характер патологии, т.е. не являются заболеванием, хотя характеризуются нарушением баланса физиологических процессов. В результате такого нарушения в психике субъекта происходит дисгармония процессов возбуждения и торможения, баланс которых означает нормальное протекание психических реакций.

Итогом такого нарушения может быть преобладание в психике субъекта процессов возбуждения, или наоборот. Если преобладают процессы возбуждения, то субъект характеризуется как неуравновешенный и в провоцирующей ситуации легко может совершить преступление. Например, убийство, совершенное в состоянии аффекта, когда человек проявляет бурную агрессивную реакцию в ответ на провоцирующие действия потерпевшего.

Если преобладают процессы торможения, тогда реакции субъекта становятся замедленными и он не в состоянии в разумный промежуток времени принять нужное решение, требуемое в ситуации повышенного риска. Например, дорожно-транспортные преступления: водитель в критической ситуации не принимает нужного решения в силу психической заторможенности и в результате совершает аварию со смертельным исходом.

С позиций этиологии (причин возникновения) психических расстройств, не исключающих вменяемости, их можно подразделить на две группы: относительно стойкие и преходящие.

К первой группе относятся аномалии, являющиеся итогом неврозов, невротических реакций, психопатий, патохарактерологического развития личности, неврозоподобных реакций, состояний и реакций, психопатоподобные состояния. Такие состояния не являются болезненными, но представляют собой психические аномалии. К этой же группе следует отнести холерический и меланхолический типы нервной системы, а также различного рода акцентуации характера (т.е. усиление или заострение определенных психических свойств, например, при истерии).

Читайте так же:  Разочарование в людях статусы

Вторую группу психических расстройств, не исключающих вменяемости, составляют аномалии, возникающие в результате объективных или субъективных процессов. Отклонения в психике могут быть вызваны, например, в результате атмосферных колебаний. Статистикой установлено, что число дорожно-транспортных происшествий значительно увеличивается в период солнечной активности. Психические отклонения могут быть итогом неболезненных соматических явлений (беременность, менструация) или затяжных заболеваний. Исследователи отмечают, что в результате длительного соматического заболевания (герпес, грипп) психика человека расстраивается, что приводит к невротическим реакциям, не исключающим вменяемости.

По факту психических расстройств, не исключающих вменяемости, но влияющих на принятие субъектом решения, должна проводиться комплексная психолого-психиатрическая экспертиза. Ее цель заключается в установлении возможности влияния на преступное поведение нарушения баланса сил возбуждения и торможения как итога воздействия психических аномалий.

Психические расстройства, не исключающие вменяемости, влияют на уголовную ответственность лишь в том случае, если они сопровождали совершение преступления, являясь в определенной мере побудителем преступного деяния. Закон прямо связывает наличие этого состояния со временем совершения преступления.

Часть 2 ст. 22 УК сопрягает наличие психических расстройств, не исключающих вменяемости, с двумя обстоятельствами:

  1. с назначением наказания;
  2. с возможностью назначения принудительных мер медицинского характера.

В законе прямо не сказано, что психические расстройства, не исключающие вменяемости, служат основанием для смягчения наказания, однако такой вывод вытекает из смысла норм ст. 22 УК, а также из анализа системы смягчающих наказание обстоятельств, предусмотренных ст. 61 УК, где указаны некоторые признаки, характеризующие психику субъекта как аномальную: например, состояние беременности (п. «в» ст. 61 УК), аффект (п. «з» ст. 61 УК).

Психические расстройства, не исключающие вменяемости, могут быть основанием для применения принудительных мер медицинского характера. При этом закон не обязывает суд применять медицинские меры строго обязательно, а возлагает принятие соответствующего решения на судебное усмотрение. Однако если судебно-медицинский прогноз опасности аномального субъекта требует по меньшей мере его амбулаторного наблюдения, суд, учитывая, что основной задачей уголовной ответственности и уголовного права в целом является защита общества от противоправных посягательств, должен принять решение о назначении принудительных мер медицинского характера.

В отношении лиц, виновных в совершении преступления и характеризующихся психическими расстройствами, не исключающими вменяемости, принудительные меры медицинского характера, если таковые назначаются, исполняются параллельно с исполнением наказания.

В литературе обоснованно ставился вопрос о так называемой «специальной» вменяемости, предполагающей соотнесение психофизиологических характеристик субъекта в сфере использования техники. Думается, что этот вопрос нуждается, во-первых, в детальной разработке, а, во-вторых, он частично разрешен в рамках ст. 28 УК РФ.

Уголовная ответственность лиц с психическими расстройствами, не исключающими вменяемость.

В соответствии с ч.1 ст. 22 УК РФ, вменяемое лицо, которое во время совершения преступления в силу психического расстройства не могло в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими, подлежит уголовной ответственности. Такое состояние называется ограниченной (уменьшенной) вменяемостью.

Ограниченная вменяемость имеет 2 критерия.

Медицинский во многом схож и иногда идентичен с медицинским критерием невменяемости. Лицо частично теряет возможность осознавать или руководить. Психические расстройства, которые полностью не исключают вменяемости, называются психическими аномалиями. Признаки психических аномалий:

личностный уровень поражения;

неглубокие нарушения в интеллектуально-волевой сфере деятельности (психопатии, врожденные или приобретенные аномалии характера, истеричность, депрессивность, акцентуации характера – не резко выраженные отклонения характера, расстройство влечений и привычек);

по своему объему медицинский критерий ограниченной вменяемости шире медицинского критерия невменяемости.

Юридический критерий ограниченной вменяемости характеризуется также интеллектуальным и волевым признаками. Интеллектуальный свидетельствует о том, что лицо не способно в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия). Волевой заключается в том, что лицо не способно в полной мере руководить своими действиями (бездействиями).

Ограниченная вменяемость – правовое понятие, устанавливается судом, на основании заключения комплексной судебной психолого-психиатрической экспертизы. Правовое значение ограниченной вменяемости: лицо подлежит уголовной ответственности, но ограниченная вменяемость м б учтена судом при назначении наказания в качестве обстоятельства его смягчающего. Такому лицу м б назначены принудительные меры медицинского характера в дополнение к наказанию.

Уголовная ответственность лиц, совершивших преступление в состоянии опьянения.

Согласно ст. 23 УК РФ, лицо, совершившее преступление в состоянии опьянения, вызванном употреблением алкоголя, наркотических средств или других одурманивающих веществ, подлежит уголовной ответственности.

Состояние опьянения характеризуется тем, что у лица м проявиться подавляемые в обычном состоянии аморальные и антиобщественные побуждения и установки и оно м полностью потерять контроль над своими действиями. Однако лицо м довести себя до состояния невменяемости и тогда ответственности не подлежит.

Законодатель не раскрывая правовые последствия опьянения говорит о них в последствии. Двоякое значение состояния опьянения:

оно м явиться обстоятельством, смягчающим наказание (в 2х случаях – если состояние опьянения явилось вынужденным, когда лицо помимо своей воли принудительно оказалось в таком состоянии, и когда лицо оказалось в состоянии опьянения вследствие неосмотрительности);

оно м являться признаком, усиливающим ответственность (ст. 264 «Нарушение правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств»).

При назначении наказания суд обязательно должен учесть психическое отношение лица к факту своего опьянения.

Уголовное право. Общая часть

Уголовная ответственность лиц с психическими расстройствами, не исключающими вменяемость

Между полноценным психическим здоровьем и состоянием невменяемости отсутствует резкая граница. В связи с этим возникает вопрос об ответственности лиц, совершивших общественно опасное деяние в промежуточном между нормой и патологией состоянии. Это состояние одни авторы именуют «уменьшенной вменяемостью», другие — «ограниченной вменяемостью», третьи — «пограничной вменяемостью».

Термин «ограниченная вменяемость» употреблялся в ст. 19 Основ уголовного законодательства Союза ССР и республик 1991 г. В 1997 г. ограниченно вменяемыми были признаны 2,9 тыс. человек, к 293 из них были применены медицинские меры.

Впервые термин «уменьшенная вменяемость» стал употребляться в XIX веке в уголовных законах германских государств (Вюртенбергский 1839 г., Гессенский 1841 г., Саксонский 1841 г., Брауншвейгский 1840 г., Саксен-Алътенбургский 1841 г.). Аналогичные законодательные положения были и в некоторых других странах: Дании, Финляндии, Мексике и др.

Российскому уголовному законодательству это понятие было неизвестно. Хотя ст. 146 Уложения о наказаниях 1845 г. в числе обстоятельств, «уменьшающих вину», предусматривала совершение лицом преступления «по легкомыслию или слабоумию, глупости и крайнему невежеству, которым воспользовались для вовлечения его в преступление».

Не употребляется этот термин и в действующем Уголовном кодексе (несмотря на то, что в некоторых проектах УК присутствовал термин «ограниченная вменяемость»), хотя ст. 22 УК РФ описывает институт, именуемый в доктринальной литературе ограниченной (уменьшенной) вменяемостью.

Вопрос об уменьшенной вменяемости в правовой литературе долгое время является дискуссионным. Существуют различные мнения о самом понятии ограниченной вменяемости, ее соотношении с понятием вменяемости, ее источниках, а также о том, отягчает или смягчает она наказание, и можно ли к таким лицам применять превентивные меры.

Читайте так же:  Методика тревожности спилбергера

Представители классической школы уголовного права, исходя из идеалистической оценки свободы воли, считали источником преступления злую волю, выступающую как самостоятельное духовное начало. У невменяемых злая воля не есть проявление свободы воли, поэтому они вообще не несут ответственности. При душевной болезни лицо, совершающее деяние в результате болезни, менее свободно, чем здоровое лицо. Поэтому оно уменьшено вменяемо.

Представители социологической школы делили преступников на случайных и хронических, которые совершают преступления под влиянием психических аномалий. Для последних они предлагали даже превентивное заключение, так как причину преступления видели в этих аномалиях, «опасном состоянии». П. И. Люблинский, М. Н. Гернет, А. Н. Трайнин в Международном союзе криминалистов справедливо критиковали эту позицию.

Наиболее реакционной была антропологическая школа. Ферри даже обсуждал вопрос о смертной казни прирожденных преступников и душевнобольных, представляющих опасность для общества.

Некоторые авторы в принципе отвергают концепцию уменьшенной вменяемости (В. X. Кандинский, В. П. Сербский), считая, что преступление может быть совершено либо в состоянии вменяемости, либо в состоянии невменяемости, среднего состояния быть не может.

Ряд юристов и психиатров говорили о пограничной вменяемости как промежуточном состоянии между нормой и патологией. В научной литературе некоторые ученые повели речь о «третьем лице» в уголовном праве наряду с вменяемыми и невменяемыми, являющемся субъектом преступления, но обладающем специальными свойствами (Н. Г. Иванов, И. И. Брыка).

Сторонники третьей позиции утверждают, что уменьшенная вменяемость существует, но это не промежуточная категория, а составная часть вменяемости. Эту точку зрения разделил и российский законодатель, установивший, что если лицо во время совершения преступления в силу психического расстройства не могло в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своего деяния либо руководить им, то оно подлежит уголовной ответственности, т.е. признается вменяемым.

При определении медицинского критерия ограниченной вменяемости на сегодняшний день можно выделить три подхода:

1) психические расстройства, не исключающие вменяемости;

2) психические расстройства непсихотического уровня, которые нередко называют психическими аномалиями (это наиболее распространенный подход). Психическими расстройства- ми (психические аномалии), порождающими такое состояние, являются все расстройства психической деятельности, не достигшие психотического уровня, не являющиеся патологией, оказывающие несколько «смягченное» воздействие на психику лица в сравнении с психической болезнью, не исключающие вменяемости, но влекущие личностные изменения, которые могут привести к отклоняющемуся поведению (Ю. И. Антонян, С. В. Бородин).

К числу таких расстройств относят нередко выраженные шизофренические дефекты, алкоголизм, психопатии, остаточные явления черепно-мозговых травм, органические заболевания центральной нервной системы, олигофрению в легкой степени дебильности, наркоманию и т.п. Наличие этих психических аномалий составляет медицинский критерий ограниченной вменяемости:

3) аномалии психики или неболезненные психические расстройства. Н. Г. Иванов и И. И. Брыка предлагают все психические аномалии подразделять на аномальные состояния и аномальные процессы.

Аномальные состояния определяются относительным постоянством психофизиологических реакций, носят временный, непостоянный характер и зависят от определенных биологических факторов (например, два крайних типа темперамента: холерический и меланхолический; неврозы и психопатии, которые также характеризуются дисбалансом психофизиологических процессов возбуждения и торможения; акцентуации характера). Аномальные процессы — это временные психические развития, которые нарушают баланс процессов возбуждения и торможения (беременность, аффект).

Сравнение признаков медицинского критерия невменяемости и ограниченной вменяемости позволяет сделать вывод об их идентичности по форме (по мнению большинства юристов и психологов), но отличию по степени психических расстройств.

В литературе справедливо критиковали формулировку ст. 22 УК РФ, которая объединила психиатрическое понятие (психические расстройства) с юридическим (не исключающие вменяемости). Поэтому эксперты, давая заключение, вынуждены выходить за рамки своей компетенции.

Юридическим критерием ограниченной вменяемости является невозможность в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своего деяния (интеллектуальный признак) и невозможность в полной мере руководить своим поведением (волевой признак). Наличие медицинского и юридического критерия позволяет суду констатировать у лица наличие психических расстройств, не исключающих вменяемости.

Возникает вопрос: как, в какой степени уменьшенная (ограниченная) вменяемость должна влиять на решение вопроса об уголовной ответственности и наказании?

Многие представители социологической и антропологической школ считали лиц с психическими аномалиями представляющими повышенную общественную опасность и предлагали в ряде случаев применять в отношении них превентивные меры.

Существует мнение, что уменьшенная вменяемость уменьшает степень вины (И. Е. Авербух, И. А. Семенцова). Это мнение основано на посылке, что вменяемость есть предпосылка вины. Существует и другое мнение, что ограниченная вменяемость уменьшает не степень вины, а лишь ответственность лица за содеянное (Ю. М. Антонян, С. В. Бородин, Е. И. Цымбал, И. А. Кудрявцев). Такой же позиции придерживается, например, законодатель ФРГ.

По мнению большинства, уменьшенная вменяемость должна учитываться судом как смягчающее обстоятельство при избрании вида и размера наказания. Законодатель не включил подобные психические расстройства в перечень обстоятельств, смягчающих наказание (ст. 61 УК РФ), но в то же время суд, учитывая все обстоятельства дела, может признать эти аномалии смягчающим обстоятельством.

Нам представляется, что не во всех случаях, когда такие расстройства психики имеют место, они должны быть учтены судом при избрании меры наказания. Так, не следует их учитывать, если они не играли существенной роли в процессе совершения преступления. Например, лицо, страдающее психопатией возбудимого круга, совершает кражу.

В этом случае смягчение наказания не имеет под собой достаточных оснований, ибо какое отношение имеет вспыльчивость и возбудимость к незаконному завладению чужим имуществом?

Трудно отнести к смягчающим обстоятельствам и психические расстройства, характеризующиеся повышенной агрессивностью и стремлением к немедленному удовлетворению возникших потребностей.

С другой стороны, психические отклонения, характеризующиеся затруднением восприятия действительности, замедленной реакцией на внешние факторы, с большим основанием могут служить смягчающим обстоятельством.

Кроме того, это состояние может быть учтено при оценке личности виновного.

Видео (кликните для воспроизведения).

К лицам, совершившим преступления и страдающим психическими расстройствами, не исключающими вменяемости, судом наряду с мерами уголовного наказания могут быть применены принудительные меры медицинского характера (ст. 99 УК РФ).

Источники


  1. Жукова, М. Н. 55 роковых ошибок, которые совершают женщины / М.Н. Жукова. — М.: Феникс, 2013. — 272 c.

  2. Мантегацца, Паоло Физиология наслаждений / Паоло Мантегацца. — М.: Профит Стайл, 2012. — 480 c.

  3. CD-ROM (MP3). Гипнотизм и психология общения. — Москва: РГГУ, 2018. — 179 c.
  4. Рогов, Е. И. Психология общения / Е.И. Рогов. — М.: Владос, 2017. — 336 c.
  5. Боб Идеальный брак / Боб, Шери Стритовы. — М.: АСТ, Астрель, 2014. — 288 c.
Ответственность лиц с психическими расстройствами
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here