Шарп кризис среднего возраста

Самое важное по теме: "шарп кризис среднего возраста" с профессиональной точки зрения. Мы собрали, агрегировали и представили в доступном виде всю имеющуюся по теме информацию и предлагаем ее к прочтению.

Дэрил Шарп Кризис среднего возраста Записки о выживании

Название Дэрил Шарп Кризис среднего возраста Записки о выживании
страница 1/21
Дата конвертации 15.02.2013
Размер 294.1 Kb.
Тип Реферат

Дэрил Шарп Кризис среднего возраста

Записки о выживании

Невроз, кризис среднего возраста и индивидуация . 3

Цель кризиса среднего возраста . 6

Взгляд Юнга на энергию . 8

Адаптация и разрыв с реальностью . 10

Саморегуляция психики . 13

Начальная трудность . 15

Пробуждение змеи . 25

Неизвестный Другой . 36

Героическое странствие . 47

Реальность – такая, какой мы ее знаем . 58

Гримасы супружеской жизни . 67

Кульминация растерянности . 78

Трансцендентная функция . 81

Начало закончилось . 93

Глоссарий юнгианских терминов . 97


Введение

Человек, который страдает неврозом и

знает, что он невротик, больше личностно

развит по сравнению с человеком, который

этого не осознает. Человек, который знает,

что крайне обременяет окружающих, больше

личностно развит по сравнению с человеком,

который сохраняет безмятежное невежество

в отношении своей сущности.
К.Г. Юнг. Письма

Невроз, кризис среднего возраста и индивидуация

Невротическое страдание обычно считается болезнью, и в таком случае может

показаться совершенно неуместным говорить об индивидуации, так как принято считать, что индивидуация означает здоровое психическое развитие. И действительно, на первый

взгляд, эти два понятия кажутся плохо совместимыми.

Но с точки зрения юнгианской психологии, клинический случай, который можно

считать неврозом, рассматривается как предпосылка индивидуационного процесса. В ходе

чтения этой книги прояснится причина такого отношения к неврозу среди юнгианских

психологов. Сейчас достаточно сказать о том, что Юнг назвал невроз внутренним

разладом человека с самим собой, а индивидуацию – осознанным движением к

достижению психологической целостности.

С этой точки зрения, невроз действительно дает человеку толчок к

психологическому развитию и формирует его мотивацию в этом направлении.

Действительно, если иметь твердое убежде ние в ценности осознания, то эти

«подверженные» неврозу люди фактически являются счастливыми. Обострение невроза

часто становится необходимой предпосылкой для выбора важного жизненного пути, и, следуя по нему, человек получает удовлетворение от жизни. Многие люди знают, что по

правда, и я – один из них.

Однажды корреспондент местной газеты пришел взять у меня интервью для статьи

о разных психотерапевтических методах. Как бы оправдываясь, он сказал, что очень мало

знает о юнгианской психологии. Сверившись со своими записями, он спросил: «Не вы ли

те самые люди, которые убеждены в расщеплении человеческой личности?» Я никогда так

не считал, но когда стал глубже вникать в этот вопрос, посмотрел, что об этом думал Юнг:

«Диссоциация исцеляется не путем расщепления, а через более полную дезинтеграцию.

Все силы, стремящиеся к единству, все здоровое желание обрести целостность будут

сопротивляться дезинтеграции, и тогда человек постепенно придет к осознанию

возможности внутренней интеграции, которую раньше всегда искал вовне. И тогда он

вознаградит себя, обретя целостную, развитую самость.

В среднем возрасте часто все так и происходит: именно так мудро наша

таинственная человеческая природа побуждает нас совершить переход из первой

половины жизни во вторую».

Вопрос корреспондента напомнил мне то время, когда я отказался верить в существование Детройта. Для меня он служил воплощением материальных ценностей и

такого стиля жизни, который я не мог принять. Поэтому я повернулся спиной к Детройту, считая, что его нет. Но, несмотря на мое поведение, по улицам города продолжал течь

нескончаемый поток машин.

Множество событий происходит независимо от того, верим мы в них или нет.

Нервные срывы, которые случаются у людей, – это достоверный факт. Об этом

свидетельствуют переполненные приемные психотерапевтов. По существу, вопрос

заключается не в том, верим ли мы в эти события, а в том, почему они происходят и

какова их цель, если она вообще существует.

Дезинтеграция личности – не такое страшное явление, если в нем можно увидеть

возможность начала новой жизни, а не окончание жизненного пути. Такая установка – это

больше, чем просто утешение для человека, который испытывает тяжелое переживание; она может означать разницу между жизнью и смертью, ибо позволяет обрести смысл в

страдании, которое раньше казалось мучительным и безутешным. Особенно это

характерно для среднего возраста, когда собственная психология многих женщин и

мужчин заставляет их опуститься на колени.

Содержание этой книги не связано ни с разными диагнозами невротических

расстройств, ни с так называемыми нарциссическими расстройствами личности. В ней

речь идет лишь о воздействии разных психологических факторов во время острых

приступов невроза, которое практически неотличимо от кризиса среднего возраста. Это

утверждение полностью соответствует обращению Юнга к психотерапевтам: «Диагноз –

крайне недостоверное заключение, так как, кроме приклеивания невротическому

состоянию более или менее удачного ярлыка, оно ничего не дает, по крайней мере

относительно прогноза возможного развития терапевтического процесса. Вполне

достаточно поставить диагноз «психоневроз», чтобы отличить его от некоторых

органических нарушений психики».

Для кризиса среднего возраста характерно внезапное появление необычного для

человека настроения или нетипичных для него паттернов поведения. Похожие симптомы

могут проявляться и у подростков, и у молодых людей, только вступающих во взрослую

жизнь, и у людей значительно более зрелого возраста, но исследование их психологии –

не главное в содержании этойт книги.

Эта книга написана для тех женщин и мужчин среднего возраста (количество тех и

других приблизительно одинаково), которые всегда были удовлетворены жизнью, не

имели проблем с работой, некоторые из них были женаты или замужем и имели детей, но

однажды внезапно ощутили, что все это совершенно утратило для них смысл.

Занимаясь самокопанием, они испытывают мучительные страдания. Им не дают

покоя мрачные, подозрительные мысли и фантазии. Их взгляд на будущее лишен всякой

надежды. Они теряют свою энергию и свои амбиции, они полны тревоги и чувствуют, что

не успевают вскочить в последний вагон. Они могут объяснять свое настроение потерей

Читайте так же:  Бывшая жена бреда

возлюбленного, неудовлетворенностью отношениями с окружающими, проблемами на

работе или другими объективными трудностями. Не умея приспособиться к изменениям, они не могут справиться с незнакомой ситуацией привычным для них способом. Иногда

они сознательно вступают в серьезный конфликт, но зачастую не могут назвать его

истинную причину. Они теперь терпят поражение в ситуациях, в которых раньше им

удавалось справляться с превратностями жизни.

Их жизнь теряет смысл. Они переживают сильную душевную боль, у них

появляются мысли о самоубийстве.

В юнгианском анализе гораздо меньше внимания уделяется симптомам, которые

для других терапевтов являются основной проблемой: тревоге, конфликтам, депрессии, страху, вине, бессоннице и т.д. Их вылечит время. Реальной проблемой для юнгианского аналитика является человек, у которого они присутствуют.

Таким образом, цель анализа заключается в том, чтобы как можно лучше понять

психологию этого человека.

В каждом случае такая задача решается по-разному. Но если трансформация

невротических страданий в новый, более здоровый взгляд на жизнь действительно

происходит (ибо анализ – это не панацея), то такая трансформация скорее вызвана

мотивацией человека и его внутренним потенциалом, чем словами или действиями

Самым заметным и потенциально ценным симптомом в среднем возрасте является

«Совершенно невыносимый внутренний разлад, – пишет Юнг, – является

доказательством вашей подлинной жизни. Жизнь без внутренних противоречий – это или

только половина жизни, или жизнь в Запредельном, которой живут лишь ангелы».

Самый напряженный и серьезный внутренний конфликт вызван потребностью

человека восстановить жизненно важную связь между сознанием и бессознательным.

Борьба, связанная с таким восстановлением, – это путь индивидуации.

Индивидуация – это процесс, обусловленный стремлением к архетипическому

идеалу целостности. Если бы мы знали, что для нас «правильно», каков наш «истинный»

путь, то жили бы в полной внутренней гармонии, в мире с самими собой, следуя дао.

Такой является наша цель, по сути, для нас недостижимая, но сама привлекательность

этой цели часто заставляет человека слепо верить в ценность и необходимость процесса, которой ведет к ее достижению.

Юнг сказал: «Цель важна лишь как идея: здесь существенным является сам opus

[работа над собой], которая ведет к этой цели; именно она и является целью жизни».

Иными словами, цель индивидуационного процесса – не преодолеть свои

психологические возможности для достижения совершенства, а максимально познать

Многие мужчины и женщины изо всех сил сопротивлялись и стонали в процессе

индивидуации, завидуя так называемым нормальным людям, которые, по их мнению, не

Считать так – значит обманываться, принимая бессознательное за целостность.

Целостность – в той мере, в которой она доступна человеку, – достигается только в

процессе самоизучения и самопознания, и если человек не видит и не признает своих

проблем, ему нечего исследовать.

Люди, переживающие кризис среднего возраста, попадают под воздействие своего

внутреннего побуждения – психологической потребности отправиться в странствие, чтобы узнать себя заново. От этого побуждения отказаться очень нелегко. В

доказательство этого Юнг ссылается на фрагмент из «Фауста» Гете, в котором

Мефистофель высмеивает стремление Фауста жить «простой жизнью»: Способ без затрат,

Дэрил Шарп Кризис среднего возраста

Название Дэрил Шарп Кризис среднего возраста
страница 1/13
Дата публикации 27.07.2013
Размер 1.72 Mb.
Тип Реферат

exam-ans.ru > Психология > Реферат

Дэрил Шарп

Кризис среднего возраста

Записки о выживании

Видео удалено.
Видео (кликните для воспроизведения).

Невроз, кризис среднего возраста и индивидуация 3

Цель кризиса среднего возраста 6

Взгляд Юнга на энергию 8

Адаптация и разрыв с реальностью 10

Саморегуляция психики 13

Начальная трудность 15

Пробуждение змеи 25

Неизвестный Другой 36

Героическое странствие 47

Реальность – такая, какой мы ее знаем 58

Гримасы супружеской жизни 67

Кульминация растерянности 78

Трансцендентная функция 81

Начало закончилось 93

Глоссарий юнгианских терминов 97

Человек, который страдает неврозом и

знает, что он невротик, больше личностно

развит по сравнению с человеком, который

этого не осознает. Человек, который знает,

что крайне обременяет окружающих, больше

личностно развит по сравнению с человеком,

который сохраняет безмятежное невежество

в отношении своей сущности.

Невроз, кризис среднего возраста и индивидуация

Невротическое страдание обычно считается болезнью, и в таком случае может показаться совершенно неуместным говорить об индивидуации, так как принято считать, что индивидуация означает здоровое психическое развитие. И действительно, на первый взгляд, эти два понятия кажутся плохо совместимыми.

Но с точки зрения юнгианской психологии, клинический случай, который можно считать неврозом, рассматривается как предпосылка индивидуационного процесса. В ходе чтения этой книги прояснится причина такого отношения к неврозу среди юнгианских психологов. Сейчас достаточно сказать о том, что Юнг назвал невроз внутренним разладом человека с самим собой, а индивидуацию – осознанным движением к достижению психологической целостности.

С этой точки зрения, невроз действительно дает человеку толчок к психологическому развитию и формирует его мотивацию в этом направлении. Действительно, если иметь твердое убежде ние в ценности осознания, то эти «подверженные» неврозу люди фактически являются счастливыми. Обострение невроза часто становится необходимой предпосылкой для выбора важного жизненного пути, и, следуя по нему, человек получает удовлетворение от жизни. Многие люди знают, что по правда, и я – один из них.

Однажды корреспондент местной газеты пришел взять у меня интервью для статьи о разных психотерапевтических методах. Как бы оправдываясь, он сказал, что очень мало знает о юнгианской психологии. Сверившись со своими записями, он спросил: «Не вы ли те самые люди, которые убеждены в расщеплении человеческой личности?» Я никогда так не считал, но когда стал глубже вникать в этот вопрос, посмотрел, что об этом думал Юнг: «Диссоциация исцеляется не путем расщепления, а через более полную дезинтеграцию. Все силы, стремящиеся к единству, все здоровое желание обрести целостность будут сопротивляться дезинтеграции, и тогда человек постепенно придет к осознанию возможности внутренней интеграции, которую раньше всегда искал вовне. И тогда он вознаградит себя, обретя целостную, развитую самость.

В среднем возрасте часто все так и происходит: именно так мудро наша таинственная человеческая природа побуждает нас совершить переход из первой половины жизни во вторую».

Читайте так же:  Рефлексии в детском саду

Вопрос корреспондента напомнил мне то время, когда я отказался верить в существование Детройта. Для меня он служил воплощением материальных ценностей и такого стиля жизни, который я не мог принять. Поэтому я повернулся спиной к Детройту, считая, что его нет. Но, несмотря на мое поведение, по улицам города продолжал течь нескончаемый поток машин.

Множество событий происходит независимо от того, верим мы в них или нет. Нервные срывы, которые случаются у людей, – это достоверный факт. Об этом свидетельствуют переполненные приемные психотерапевтов. По существу, вопрос заключается не в том, верим ли мы в эти события, а в том, почему они происходят и какова их цель, если она вообще существует.

Дезинтеграция личности – не такое страшное явление, если в нем можно увидеть возможность начала новой жизни, а не окончание жизненного пути. Такая установка – это больше, чем просто утешение для человека, который испытывает тяжелое переживание; она может означать разницу между жизнью и смертью, ибо позволяет обрести смысл в страдании, которое раньше казалось мучительным и безутешным. Особенно это характерно для среднего возраста, когда собственная психология многих женщин и мужчин заставляет их опуститься на колени.

Содержание этой книги не связано ни с разными диагнозами невротических расстройств, ни с так называемыми нарциссическими расстройствами личности. В ней речь идет лишь о воздействии разных психологических факторов во время острых приступов невроза, которое практически неотличимо от кризиса среднего возраста. Это утверждение полностью соответствует обращению Юнга к психотерапевтам: «Диагноз – крайне недостоверное заключение, так как, кроме приклеивания невротическому состоянию более или менее удачного ярлыка, оно ничего не дает, по крайней мере относительно прогноза возможного развития терапевтического процесса. Вполне достаточно поставить диагноз «психоневроз», чтобы отличить его от некоторых органических нарушений психики».

Для кризиса среднего возраста характерно внезапное появление необычного для человека настроения или нетипичных для него паттернов поведения. Похожие симптомы могут проявляться и у подростков, и у молодых людей, только вступающих во взрослую жизнь, и у людей значительно более зрелого возраста, но исследование их психологии – не главное в содержании этойт книги.

Эта книга написана для тех женщин и мужчин среднего возраста (количество тех и других приблизительно одинаково), которые всегда были удовлетворены жизнью, не имели проблем с работой, некоторые из них были женаты или замужем и имели детей, но однажды внезапно ощутили, что все это совершенно утратило для них смысл.

Занимаясь самокопанием, они испытывают мучительные страдания. Им не дают покоя мрачные, подозрительные мысли и фантазии. Их взгляд на будущее лишен всякой надежды. Они теряют свою энергию и свои амбиции, они полны тревоги и чувствуют, что не успевают вскочить в последний вагон. Они могут объяснять свое настроение потерей возлюбленного, неудовлетворенностью отношениями с окружающими, проблемами на работе или другими объективными трудностями. Не умея приспособиться к изменениям, они не могут справиться с незнакомой ситуацией привычным для них способом. Иногда они сознательно вступают в серьезный конфликт, но зачастую не могут назвать его истинную причину. Они теперь терпят поражение в ситуациях, в которых раньше им удавалось справляться с превратностями жизни.

Их жизнь теряет смысл. Они переживают сильную душевную боль, у них появляются мысли о самоубийстве.

В юнгианском анализе гораздо меньше внимания уделяется симптомам, которые для других терапевтов являются основной проблемой: тревоге, конфликтам, депрессии, страху, вине, бессоннице и т.д. Их вылечит время. Реальной проблемой для юнгианского аналитика является человек, у которого они присутствуют.

Таким образом, цель анализа заключается в том, чтобы как можно лучше понять психологию этого человека.

В каждом случае такая задача решается по-разному. Но если трансформация невротических страданий в новый, более здоровый взгляд на жизнь действительно происходит (ибо анализ – это не панацея), то такая трансформация скорее вызвана мотивацией человека и его внутренним потенциалом, чем словами или действиями аналитика.

Самым заметным и потенциально ценным симптомом в среднем возрасте является внутренний конфликт.

«Совершенно невыносимый внутренний разлад, – пишет Юнг, – является доказательством вашей подлинной жизни. Жизнь без внутренних противоречий – это или только половина жизни, или жизнь в Запредельном, которой живут лишь ангелы».

Самый напряженный и серьезный внутренний конфликт вызван потребностью человека восстановить жизненно важную связь между сознанием и бессознательным. Борьба, связанная с таким восстановлением, – это путь индивидуации.

Индивидуация – это процесс, обусловленный стремлением к архетипическому идеалу целостности. Если бы мы знали, что для нас «правильно», каков наш «истинный» путь, то жили бы в полной внутренней гармонии, в мире с самими собой, следуя дао. Такой является наша цель, по сути, для нас недостижимая, но сама привлекательность этой цели часто заставляет человека слепо верить в ценность и необходимость процесса, которой ведет к ее достижению.

[1]

Юнг сказал: «Цель важна лишь как идея: здесь существенным является сам opus [работа над собой], которая ведет к этой цели; именно она и является целью жизни».

Иными словами, цель индивидуационного процесса – не преодолеть свои психологические возможности для достижения совершенства, а максимально познать собственную психологию.

Многие мужчины и женщины изо всех сил сопротивлялись и стонали в процессе индивидуации, завидуя так называемым нормальным людям, которые, по их мнению, не имеют проблем.

Считать так – значит обманываться, принимая бессознательное за целостность. Целостность – в той мере, в которой она доступна человеку, – достигается только в процессе самоизучения и самопознания, и если человек не видит и не признает своих проблем, ему нечего исследовать.

Люди, переживающие кризис среднего возраста, попадают под воздействие своего внутреннего побуждения – психологической потребности отправиться в странствие, чтобы узнать себя заново. От этого побуждения отказаться очень нелегко. В доказательство этого Юнг ссылается на фрагмент из «Фауста» Гете, в котором Мефистофель высмеивает стремление Фауста жить «простой жизнью»:

Способ без затрат,

Без ведьм и бабок долго выжить.

Возделай поле или сад,

Возьмись копать или мотыжить.

Замкни работы в тесный круг,

Найди в них удовлетворенье.

Читайте так же:  Про ревность со смыслом

Всю жизнь кормись плодами рук,

Скотине следуя в смиренье.

Вставай с коровами чуть свет,

Потей и не стыдись навоза

Тебя на восемьдесят лет

Юнг добавляет: «Конечно, ничто не остановит [человека], который хочет обладать двухэтажным деревенским коттеджем в сельской местности, разбить сад и есть сырую репу. Но его душа смеется над этим самообманом».

Простую жизнь выбирают лишь люди, которых связывает с ней внешняя необходимость. У остальных существует два варианта выбора: добровольно и сознательно участвовать в индивидуационном процессе или превратиться в беспомощную жертву.

Дэрил Шарп: Кризис среднего возраста. Записки о выживании

Здесь есть возможность читать онлайн «Дэрил Шарп: Кризис среднего возраста. Записки о выживании» весь текст электронной книги совершенно бесплатно (целиком полную версию). В некоторых случаях присутствует краткое содержание. категория: Психология / на русском языке. Описание произведения, (предисловие) а так же отзывы посетителей доступны на портале. Библиотека «Либ Кат» — LibCat.ru создана для любителей полистать хорошую книжку и предлагает широкий выбор жанров:

Выбрав категорию по душе Вы сможете найти действительно стоящие книги и насладиться погружением в мир воображения, прочувствовать переживания героев или узнать для себя что-то новое, совершить внутреннее открытие. Подробная информация для ознакомления по текущему запросу представлена ниже:

  • 100
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  • Кризис среднего возраста. Записки о выживании: краткое содержание, описание и аннотация

    Предлагаем к чтению аннотацию, описание, краткое содержание или предисловие (зависит от того, что написал сам автор книги «Кризис среднего возраста. Записки о выживании»). Если вы не нашли необходимую информацию о книге — напишите в комментариях, мы постараемся отыскать её.

    Дэрил Шарп: другие книги автора

    Кто написал Кризис среднего возраста. Записки о выживании? Узнайте фамилию, как зовут автора книги и список всех его произведений по сериям.

    Возможность размещать книги на на нашем сайте есть у любого зарегистрированного пользователя. Если Ваша книга была опубликована без Вашего на то согласия, пожалуйста, направьте Вашу жалобу на [email protected] или заполните форму обратной связи.

    В течение 24 часов мы закроем доступ к нелегально размещенному контенту.

    Кризис среднего возраста. Записки о выживании — читать онлайн бесплатно полную книгу (весь текст) целиком

    Ниже представлен текст книги, разбитый по страницам. Система автоматического сохранения места последней прочитанной страницы, позволяет с удобством читать онлайн бесплатно книгу «Кризис среднего возраста. Записки о выживании», без необходимости каждый раз заново искать на чём Вы остановились. Не бойтесь закрыть страницу, как только Вы зайдёте на неё снова — увидите то же место, на котором закончили чтение.

    Кризис среднего возраста

    Записки о выживании

    Человек, который страдает неврозом и знает, что он невротик, больше личностно развит по сравнению с человеком, который этого не осознает. Человек, который знает, что крайне обременяет окружающих, больше личностно развит по сравнению с человеком, который сохраняет безмятежное невежество в отношении своей сущности.

    Невротическое страдание обычно считается болезнью, и в таком случае может показаться совершенно неуместным говорить об индивидуации, так как принято считать, что индивидуация означает здоровое психическое развитие. И действительно, на первый взгляд, эти два понятия кажутся плохо совместимыми.

    Но с точки зрения юнгианской психологии, клинический случай, который можно считать неврозом, рассматривается как предпосылка индивидуационного процесса. В ходе чтения этой книги прояснится причина такого отношения к неврозу среди юнгианских психологов. Сейчас достаточно сказать о том, что Юнг назвал невроз внутренним разладом человека с самим собой, а индивидуацию — осознанным движением к достижению психологической целостности.

    С этой точки зрения, невроз действительно дает человеку толчок к психологическому развитию и формирует его мотивацию в этом направлении. Действительно, если иметь твердое убежде ние в ценности осознания, то эти «подверженные» неврозу люди фактически являются счастливыми. Обострение невроза часто становится необходимой предпосылкой для выбора важного жизненного пути, и, следуя по нему, человек получает удовлетворение от жизни. Многие люди знают, что по правда, и я — один из них.

    Однажды корреспондент местной газеты пришел взять у меня интервью для статьи о разных психотерапевтических методах. Как бы оправдываясь, он сказал, что очень мало знает о юнгианской психологии. Сверившись со своими записями, он спросил: «Не вы ли те самые люди, которые убеждены в расщеплении человеческой личности?» Я никогда так не считал, но когда стал глубже вникать в этот вопрос, посмотрел, что об этом думал Юнг: «Диссоциация исцеляется не путем расщепления, а через более полную дезинтеграцию. Все силы, стремящиеся к единству, все здоровое желание обрести целостность будут сопротивляться дезинтеграции, и тогда человек постепенно придет к осознанию возможности внутренней интеграции, которую раньше всегда искал вовне. И тогда он вознаградит себя, обретя целостную, развитую самость.

    В среднем возрасте часто все так и происходит: именно так мудро наша таинственная человеческая природа побуждает нас совершить переход из первой половины жизни во вторую».

    Вопрос корреспондента напомнил мне то время, когда я отказался верить в существование Детройта. Для меня он служил воплощением материальных ценностей и такого стиля жизни, который я не мог принять. Поэтому я повернулся спиной к Детройту, считая, что его нет. Но, несмотря на мое поведение, по улицам города продолжал течь нескончаемый поток машин.

    Множество событий происходит независимо от того, верим мы в них или нет. Нервные срывы, которые случаются у людей, — это достоверный факт. Об этом свидетельствуют переполненные приемные психотерапевтов. По существу, вопрос заключается не в том, верим ли мы в эти события, а в том, почему они происходят и какова их цель, если она вообще существует.

    Дезинтеграция личности — не такое страшное явление, если в нем можно увидеть возможность начала новой жизни, а не окончание жизненного пути. Такая установка — это больше, чем просто утешение для человека, который испытывает тяжелое переживание; она может означать разницу между жизнью и смертью, ибо позволяет обрести смысл в страдании, которое раньше казалось мучительным и безутешным. Особенно это характерно для среднего возраста, когда собственная психология многих женщин и мужчин заставляет их опуститься на колени.

    Читайте так же:  Коды подсознания коды счастья и удачи

    Содержание этой книги не связано ни с разными диагнозами невротических расстройств, ни с так называемыми нарциссическими расстройствами личности. В ней речь идет лишь о воздействии разных психологических факторов во время острых приступов невроза, которое практически неотличимо от кризиса среднего возраста. Это утверждение полностью соответствует обращению Юнга к психотерапевтам: «Диагноз — крайне недостоверное заключение, так как, кроме приклеивания невротическому состоянию более или менее удачного ярлыка, оно ничего не дает, по крайней мере относительно прогноза возможного развития терапевтического процесса… Вполне достаточно поставить диагноз „психоневроз“, чтобы отличить его от некоторых органических нарушений психики».

    Дэрил Шарп — Кризис среднего возраста. Записки о выживании

    Дэрил Шарп — Кризис среднего возраста. Записки о выживании краткое содержание

    Кризис среднего возраста. Записки о выживании читать онлайн бесплатно

    C этой точки зрения регрессия — не аномальный симптом, а столь же необходимая стадия процесса развития, как и прогрессия. Может показаться, что это концептуальное описание прогрессии энергии — адаптации к внешним условиям — аналогично экстраверсии, а регрессия — необходимая адаптация человека к своему внутреннему состоянию — сопоставима с интроверсией.

    Согласно Юнгу, это не так: «Прогрессия это поступательное движение жизни вперед, по смыслу аналогичное поступательному течению времени. Это движение может происходить в двух разных формах: либо в экстравергированной, когда на прогрессию преимущественно влияют внешние объекты и окружающая обстановка, либо в интровертированной, когда нужно адаптироваться к состоянию Эго(или, более точно, — к „субъективному фактору“). Точно так же двояко может происходить регрессия: либо как уход из внешнего мира (интроверсия), либо как стремление к повышенному ощущению внешнего мира (экстраверсия). В первом случае неудача приводит человека в состояние слепого подчинения, а во втором случае она приводит к его самоуничижению».

    Теперь видно, в какой мере взгляд Юнга на невроз как на попытку самоисцеления основан на его убеждении, что психика это саморегулирующаяся система.

    Этот взгляд соответствует общеизвестной истине, например, что в конфликтной ситуации совет и внушение не оказывают на человека продолжительного воздействия.

    «Подлинное решение проблемы, — пишет Юнг, — приходит только изнутри, и только из-за появления у пациента другой установки».

    На практике конфликт следует разрешать на уровне характерологии, когда противоположностям уделяется достаточно внимания, «и опять же это возможно только в процессе изменений личности… В таких случаях внешние решения оказываются хуже, чем отсутствие решений вообще».

    Ниже кратко описаны психологические явления, которые можно наблюдать у человека в ходе кризиса среднего возраста. В последующих главах темы, которые были затронуты во введении, получат дальнейшее развитие, и читатель может увидеть, как протекает процесс саморегуляции психики у конкретного человека.

    1. Затруднения в адаптации. Затруднения в прогрессии энергии.

    2. Регрессия либидо (депрессия, отсутствие свободной энергии).

    3. Активизация содержания бессознательного (инфантильных фантазий, комплексов, архетипических образов, подчиненной функции, противоположной установки, тени, анимы/анимуса и т. п.).

    4. Формирование невротических симптомов (смятения, страха, тревоги, плохого настроения, эмоциональных реакций и т. п.).

    5. Бессознательный или полуосознанный конфликт между Эго и активизированным содержанием бессознательного. Внутрен нее напряжение. Защитные реакции.

    [3]

    6. Активизация трансцендентной функции, включающей в себя Самость и архетипические паттерны целостности.

    7. Формирование символов (нуминозность, синхронизм).

    8. Обмен энергией между содержанием бессознательного и сознанием. Расширение диапазона действия Эго, более адекватная прогрессия энергии.

    9. Интеграция содержания бессознательного. Процесс индивидуации.

    Когда человек не осознает свое внутреннее состояние, оно воспринимается им как внешнее воздействие судьбы.

    Стадии роста окружают препятствия. Они похожи на затруднения, которые возникают при рождении человека. Однако причина этих препятствий и затруднений заключается в огромном изобилии всего, что борется, чтобы обрести свою форму.

    Все находится в движении: а значит, если упорно идти к цели, в будущем можно добиться великих успехов…

    Точно так же очень важно не оставаться в одиночестве; чтобы преодолеть хаос, нужны помощники.

    И Цзин. Гексаграмма 3, «Начальная трудность»

    Норман сидел у меня в приемной и плакал. Позже я узнал, что он находился там почти целый час, ожидая, пока я приглашу его в кабинет. Секретарь принесла ему чашку чая. Его руки тряслись, и часть содержимого чашки попала ему на брюки.

    Я пригласил его войти, он сел в глубокое кожаное кресло и затих.

    Это была наша первая сессия. Его нельзя было назвать самым странным пациентом за все пятнадцать лет моей аналитической практики. Но, с другой стороны, этот случай нельзя было считать и обычным. У Нормана были длинные волосы; усы и борода его были аккуратно пострижены. Наверное, ему было лет под сорок, но выглядел он лет на десять моложе. Однако спокойствие ему изменило. Его глаза распухли и покраснели.

    — Простите, что я плачу, — сказал он, шмыгнув носом, — я стал плакать, когда сел в автобус. С тех пор никак не могу остановиться и не знаю, почему. Я пришел раньше, потому что больше некуда было идти.

    — Я очень несчастлив, — сказал он. — Несколько дней назад я проснулся, плача, и с тех пор с трудом могу остановиться. Я буду очень рад, если вы сможете понять, что со мной происходит. Я не знаю, во что теперь можно верить. Я совсем запутался. Иногда мне кажется, что лучше было бы умереть. Я не знаю, что делать. У него с собой была кожаная папка. Он открыл ее и вынул оттуда тетрадь.

    — Я действительно жил прекрасно; у меня была семья: жена и двое детей. В них заключается весь смысл моей жизни. Если бы не они, меня бы давно уже не было на свете.

    Норман снова заплакал.

    — Происходит полный распад моей личности, — сказал он. Шесть лет мы жили очень счастливо. Я любил жену и не мог себе представить, что могу от нее уйти. — Норман пожал плечами. — Правдa, у меня были другие женщины, но эти связи для меня ничего не значили. Без своей семьи я не мог жить. — Он вызывающе посмотрел на меня. — Я сюда пришел не из-за них. Проблема заключается по мне. У меня прекрасные дети. Моя жена — лучшая в мире мать. Она любит меня и никогда меня не бросит, я точно это знаю.

    Читайте так же:  Способность противостоять физическому утомлению в процессе мышечной

    Какое то время мы сидели в молчании. Я смотрел на него. Он смотрел па стену перед собой. Я прикидывал, как можно было бы работать с этим мужчиной. Он был погружен в свои иллюзии.

    — По моему, все это началось года два назад, когда жена мне сказала, что ей не нравится заниматься со мной любовью.

    Он шмыгнул носом.

    — Я совершенно не понимал, почему, — сказал он. — Наверное, это не совсем так. Мне кажется, я понимал, что она потеряла к этому интерес примерно через год после начала нашей супружеской жизни. Но, узнав это от нее, я был страшно поражен. Тогда я был в Детройте, чтобы закрыть там свой бизнес. Я позвонил домой из отеля — хотел поговорить с ней и с детьми. Я очень любил с ними разговаривать. Я был с девушкой, сейчас даже не помню, как ее звали. Жена сказала: «Пожалуйста, приезжай домой, нам надо поговорить». — «О чем?» — спросил я. — «О сексе, — сказала она, — у нас с тобой его нет». Она заплакала, я тоже заплакал. Я все бросил и сразу же вылетел домой.

    Норман заглянул к себе в тетрадь.

    — С тех пор больше не было ничего подобного. Мы говорили на эту тему, но в общем-то сказать было нечего. Я перестал встречаться с другими женщинами (не считая, правда, стюардессы и официантки в Цинциннати) и прочел несколько книг о технике секса. Это ничего не изменило. Но она никогда не отказывалась заниматься со мной сексом. Не отказывалась и не отказывается. Она всегда меня принимала. Но это не доставляло ей наслаждения.

    Он шмыгнул носом.

    — Я могу с этим жить. Это нелегко, но я смог бы справиться. Мы одинаково думаем, мы все делаем вместе. Я знаю, секс не так уж важен. Мы — прекрасная пара, и все нам завидуют.

    Он посмотрел на меня даже с некоторой гордостью.

    — Но примерно год назад она стала встречаться с другим мужчиной. Он — великий человек, художник. Борис и его жена несколько лет были нашими друзьями. Мы вместе играли в бридж. Я чувствовал, что между ними что-то есть, но жена сказала, что это только мои фантазии. Затем я нашел несколько любовных писем, — но не мог ей об этом сказать, так как она пришла бы и ярость, узнав, что я рылся в ее вещах. Вместе с тем я верю, что она имеет право получать какое-то удовольствие. Конечно, я ревную, но это моя проблема. Я знаю, что нашей совместной жизни ничто не угрожает. Я сделал бы все что угодно, чтобы поправить нашу жизнь.

    По его лицу потекли слезы. Он не обращал на них никакого внимания.

    — Несколько месяцев я за ними следил. Прятался в кустах, подслушивал их телефонные разговоры. Мне действительно очень стыдно за это, но я ничего не могу сделать. Представляя их вместе, я постоянно чувствую узел у себя в желудке. При всем ее нежелании заниматься со мной любовью, я просто не мог себе представить, что у нее может быть кто-то другой. Именно поэтому я пришел к вам. Я не могу с этим смириться. Я не хочу быть таким собственником. Со мной происходит что-то неладное.

    Дэрил Шарп — Кризис среднего возраста. Записки о выживании

    Год публикации оригинала: 1988
  • Автор:Дэрил Шарп
  • Название: Кризис среднего возраста. Записки о выживании Оригинальное название: The Survival Papers: Anatomy of a Midlife Crisis (Studies in Jungian Psychology by Jungian Analysts #35) Язык оригинала:английский Данный сайт предоставляет книги исключительно в ознакомительных целях.
    Если вам понравилась та или иная книга, рекомендуем купить ее.
    Все права на книги, которые представлены на PSYCHOJOURNAL.RU, принадлежат их авторам и издательствам.
    • Описание
    • Скачать

    Что испытывает человек, переживающий кризис среднего возраста?
    Внутренний разлад, тревоги, депрессии, утрата жизненных ориентиров, ощущение, что жизнь уходит, а ты не успеваешь вскочить в последний вагон. Нарушаются отношения с людьми, прежние ценности теряют смысл, появляется ощущение тупика.

    Видео удалено.
    Видео (кликните для воспроизведения).

    Юнгианские психологи (и среди них автор этой книги) считают, что этот кризис имеет и позитивный смысл. Его обострение и появление всех этих признаков для человека может стать своеобразным звонком будильника. Это сигнал о том, что психика стремится обрести подлинное равновесие. И что у нас есть возможность наконец понять, кто мы такие на самом деле — в отличие от того, кем мы себя считаем. И не только увидеть собственные ограничения, но и узнать свою силу и свою истинную сущность. Осознать свои настоящие потребности и, может быть, выбрать иной путь в жизни.

    Источники


    1. Шеламова, Галина Михайловна Деловая культура и психология общения. Учебник для студентов учреждений среднего профессионального образования / Шеламова Галина Михайловна. — М.: Академия (Academia), 2017. — 345 c.

    2. Архипова, Елена Кризисы семейной жизни / Елена Архипова. — М.: Фарес, 2008. — 112 c.

    3. Дж. Кинг Мужчина и женщина. Путь к гармонии. — М.: Гриф, 1997. — 432 c.
    4. Невис, Э. Организационное консультирование. Методики и рабочие модели для консультантов организаций / Э. Невис. — М.: СПб: Пирожкова, 2013. — 224 c.
    5. Рогов, Е. И. Психология общения / Е.И. Рогов. — М.: Владос, 2017. — 336 c.
    Шарп кризис среднего возраста
    Оценка 5 проголосовавших: 1

    ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

    Please enter your comment!
    Please enter your name here